Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

К Истине

Пятьдесят фактов: подвиги советских солдат во время Великой Отечественной войны

Пятьдесят фактов: подвиги советских солдат во время Великой Отечественной войны

Пятьдесят великих подвигов советских солдат, достойных памяти и восхищения...

1) Всего 30 минут выделялось командованием вермахта для подавления сопротивления пограничников. Однако более 10 суток сражалась 13-я застава под командованием А. Лопатина и более месяца - Брестская крепость.

2) В 4 часа 25 минут 22 июня 1941 года лётчик старший лейтенант И. Иванов совершил воздушный таран. Это был первый в ходе войны подвиг; отмеченный званием Героя Советского Союза.

3) Первый контрудар пограничники и части Красной Армии нанесли уже 23 июня. Они освободили город Перемышль, а две группы пограничников ворвались в Засанье (территория Польши, оккупированная Германией), где разгромили штаб немецкой дивизии и гестапо, освободили при этом много заключенных.



4) В ходе тяжёлых боёв с танками и штурмовыми орудиями противника наводчик 76 мм орудия 636-го противотанкового артполка Александр Серов в течение 23 и 24 июня 1941 года уничтожил 18 танков и штурмовых орудий фашистов. Родные получили две похоронки, но отважный воин остался жив. Недавно ветеран был удостоен звания Героя России.

5) В ночь на 8-е августа 1941 года группа бомбардировщиков Балтийского флота под командованием полковника Е. Преображенского произвёл первый воздушный налёт на Берлин. Такие налёты продолжались до 4-го сентября.

Читайте далее...

https://k-istine.ru/patriotism/patriotism_50_feats.htm
К Истине

5 мифов о начале войны от военного историка Алексея Исаева

5 мифов о начале войны от военного историка Алексея Исаева
22 июня – начало Великой Отечественной войны. Военный историк Алексей Исаев рассказал о пяти, по его мнению, наиболее значимых мифах и заблуждениях, связанных с этим днем.



Читайте далее...
http://k-istine.ru/patriotism/patriotism_myth_1941.htm
К Истине

С чего сектантам интересны командиры зарубежной военной базы?

#ответынавопросы
512. Скажите, пожалуйста, насколько опасно посещать военнослужащим и членам их семей харизматическую церковь. Особенно если они в большем чине. С уважением отец Р., настоятель войскового храма N. военной базы.



Читайте далее ответ на вопрос...
http://k-istine.ru/questions/questions-512.htm
К Истине

Как 400 русских солдат защитили Грузию от 20 тысяч персов

Как 400 русских солдат защитили Грузию от 20 тысяч персов
В Карабагском ханстве, при подошве каменистого пригорка, возле самой дороги из Елизаветополя в Шушу, стоит древний замок, обнесенный высокой каменной стеной с шестью полуразрушенными круглыми башнями.

Возле этого замка, поражающего путника грандиозно-массивными контурами, бьет ключ Шах-Булах, а несколько далее, верстах в десяти или пятнадцати, приютилось татарское кладбище, раскинувшееся на одном из придорожных курганов, которых так много в этой части Закавказского края. Высокий шпиль минарета издали привлекает внимание путешественника. Но не многие знают, что этот минарет и это кладбище – безмолвные свидетели подвига, почти баснословного.



"Военный лагерь на Кавказе". Художник Григорий Шукаев, 1862

Здесь именно, в персидскую кампанию 1805 года, русский отряд в четыреста человек, под командой полковника Павла Михайловича Карягина, выдержал нападение двадцатитысячной персидской армии и с честью вышел из этого слишком неравного боя.

Кампания началась с того, что неприятель перешел Араке у худоперинской переправы. Прикрывавший ее батальон семнадцатого егерского полка, под командой майора Лисаневича, не в силах был удержать персиян и отступил в Шушу. Князь Цицианов тотчас отправил на помощь к нему другой батальон и два орудия, под командой шефа того же полка, полковника Карягина, человека, закаленного в битвах с горцами и персиянами. Сила обоих отрядов вместе, если бы им и удалось соединиться, не превышала девятисот человек, но Цицианов хорошо знал дух кавказских войск, знал их предводителей и был спокоен за последствия.

Карягин выступил из Елизаветполя двадцать первого июня и через три дня, подходя к Шах-Булаху, увидел передовые войска персидской армии, под начальством сардаря Пир-Кули-хана.

Аббас-МирзаТак как здесь было не более трех-четырех тысяч, то отряд, свернувшись в каре, продолжал идти своей дорогой, отражая атаку за атакой. Но под вечер вдали показались главные силы персидской армии, от пятнадцати до двадцати тысяч, предводимые Аббас-Мирзой, наследником персидского царства. Продолжать дальнейшее движение русскому отряду стало невозможным, и Карягин, осмотревшись кругом, увидел на берегу Аскорани высокий курган с раскинутым на нем татарским кладбищем – место, удобное для обороны. Он поспешил его занять и, наскоро окопавшись рвом, загородил все доступы к кургану повозками из своего обоза. Персияне не замедлили повести атаку, и их ожесточенные приступы следовали один за другим без перерыва до самого наступления ночи. Карягин удержался на кладбище, но это стоило ему ста девяноста семи человек, то есть почти половины отряда.

"Пренебрегая многочисленностью персиян, – писал он в тот же день Цицианову, – я проложил бы себе дорогу штаками в Шушу, но великое число раненых людей, коих поднять не имею средств, делает невозможным всякую попытку двинуться с занятого мной места".

Потери персиян были громадны. Аббас-Мирза увидел ясно, во что ему обойдется новая атака русской позиции, и потому, не желая напрасно тратить людей, наутро ограничился канонадой, не допуская мысли, чтобы такой малочисленный отряд мог продержаться более суток.

Действительно, военная история не много представляет примеров, где отряд, окруженный во сто раз сильнейшим неприятелем, не принял бы почетной капитуляции. Но Карягин сдаваться не думал. Правда, сначала он рассчитывал на помощь со стороны карабагского хана, но скоро от этой надежды пришлось отказаться: узнали, что хан изменил и что сын его с карабагской конницей находится уже в персидском стане.

Цицианов пытался обратить карабагцев к исполнению обязательств, данных русскому государю, и, притворяясь незнающим об измене татар, призвал в своей прокламации к карабагским армянам: "Неужели вы, армяне Карабага, доселе славившиеся своей храбростью, переменились, сделались женоподобными и похожими на других армян, занимающихся только торговыми промыслами... Опомнитесь! Вспомните прежнюю вашу храбрость, будьте готовы к победам и покажите, что вы и теперь те же храбрые карабагцы, как были прежде страхом для персидской конницы ".

Но все было тщетно, и Карягин оставался в том же положении, без надежды получить помощь из Шушинской крепости. На третий день, двадцать шестого июня, персияне, желая ускорить развязку, отвели у осажденных воду и поставили над самой рекой четыре фальконетные батареи, которые день и ночь обстреливали русский лагерь. С этого времени положение отряда становится невыносимым, и потери быстро начинают увеличиваться. Сам Карягин, контуженный уже три раза в грудь и в голову, был ранен пулей в бок навылет. Большинство офицеров также выбыло из фронта, а солдат не осталось и ста пятидесяти человек, годных к бою. Если прибавить к этому мучения жажды, нестерпимый зной, тревожные и бессонные ночи, то почти непонятным становится грозное упорство, с которым солдаты не только бесповоротно переносили невероятные лишения, но находили еще в себе достаточно сил, чтобы делать вылазки и бить персиян.

В одну из таких вылазок солдаты, под командой поручика Ладинского, проникли даже до самого персидского лагеря и, овладев четырьмя батареями на Аскорани, не только добыли воду, но и принесли с собой пятнадцать фальконетов.

"Я не могу без душевного умиления вспомнить, - рассказывает сам Ладинский, – что за чудесные русские молодцы были солдаты в нашем отряде. Поощрять и возбуждать их храбрость не было мне нужды. Вся моя речь к ним состояла из нескольких слов: "Пойдем, ребята, с Богом! Вспомним русскую пословицу, что двум смертям не бывать, а одной не миновать, а умереть же, сами знаете, лучше в бою, чем в госпитале". Все сняли шапки и перекрестились. Ночь была темная. Мы с быстротой молнии перебежали расстояние, отделявшее нас от реки, и, как львы, бросились на первую батарею. В одну минуту она была в наших руках. На второй персияне защищались с большим упорством, но были переколоты штыками, а с третьей и с четвертой все кинулись бежать в паническом страхе. Таким образом, менее чем в полчаса, мы кончили бой, не потеряв со своей стороны ни одного человека. Я разорил батарею, наорал воды и, захватив пятнадцать фальконетов, присоединился к отряду".

Успех этой вылазки превзошел самые смелые ожидания Карягина. Он вышел благодарить храбрых егерей, но, не находя слов, кончил тем, что перецеловал их всех перед целым отрядом. К общему сожалению, Ладинский, уцелевший на вражьих батареях при исполнении своего дерзкого подвига, на следующий же день был тяжело ранен персидской пулей в собственном лагере.

Четыре дня стояла горсть героев лицом к лицу с персидской армией, но на пятый обнаружился недостаток в патронах и в продовольствии. Солдаты съели в этот день последние свои сухари, а офицеры давно уже питались травой и кореньями.

В этой крайности Карягин решился отправить сорок человек на фуражировку в ближайшие селения, с тем чтобы они добыли мяса, а если можно, и хлеба. Команда пошла под начальством офицера, не внушавшего к себе большого доверия. Это был иностранец неизвестно какой национальности, называвший себя русской фамилией Лисенков; он один из всего отряда видимо тяготился своим положением. Впоследствии из перехваченной переписки оказалось, что это был действительно французский шпион.

Предчувствие какого-то горя овладело в лагере решительно всеми. Ночь провели в тревожном ожидании, а к свету двадцать восьмого числа явились из посланной команды только шесть человек – с известием, что на них напали персияне, что офицер пропал без вести, а остальные солдаты изрублены.

Вот некоторые подробности несчастной экспедиции, записанные тогда со слов раненого фельдфебеля Петрова.

"Как только мы пришли в деревню, – рассказывал Петров, – поручик Лисенков тотчас приказал нам составить ружья, снять амуницию и идти по саклям. Я доложил ему, что в неприятельской земле так делать не годится, потому что, не ровен час, может набежать неприятель. Но поручик на меня крикнул и сказал, что нам бояться нечего; что эта деревня лежит позади нашего лагеря, и неприятелю пробраться сюда нельзя; что с амуницей и ружьями тяжело лазить по амбарам и погребам, а нам мешкать нечего и надо поскорее возвращаться в лагерь. "Нет, - подумал я. – все это выходит как-то неладно". Не так, бывало, делывали наши прежние офицеры: бывало, половина команды всегда оставалась на месте с заряженными ружьями; но с командиром спорить не приходилось. Я распустил людей, а сам, словно чуя что-то недоброе, взобрался на курган и стал осматривать окрестность. Вдруг вижу: скачет персидская конница... "Ну, – думаю, – плохо!" Кинулся в деревню, а там уже персияне. Я стал отбиваться штыком, а между тем кричу, чтобы солдаты скорее выручали ружья. Кое-как успел это сделать, и, мы собравшись в кучу, бросились пробиваться.

"Ну, ребята, – сказал я, – сила солому ломит; беги в кусты, а там, Бог даст, еще и отсидимся!" – С этими словами мы кинулись врассыпную, но только шестерым из нас, и то израненным, удалось добраться до кустарника. Персияне сунулись было за нами, но мы их приняли так, что они скоро оставили нас в покое.

Теперь, – закончил свою грустную повесть Петров, – все, что осталось в деревне, или побито, или захвачено в плен, выручать уже некого ".

Роковая неудача эта произвела поражающее впечатление на отряд, потерявший тут из небольшого числа оставшихся после защиты людей сразу тридцать пять отборных молодцов; но энергия Карягина не поколебалась.

"Что делать, братцы, – сказал он собравшимся вокруг него солдатам, – гореваньем беды не поправишь. Ложитесь-ка спать да помолитесь Богу, а ночью будет работа".

Слова Карягина так и были поняты солдатами, что ночью отряд пойдет пробиваться через персидскую армию, потому что невозможность держаться на этой позиции была для всех очевидна, с тех пор как вышли сухари и патроны. Карягин, действительно, собрал военный совет и предложил пробиться к Шах-Булахскому замку, взять его штурмом и там отсиживаться в ожидании выручки. Армянин Юзбаш брался быть проводником отряда. Для Карягина сбылась в этом случае русская пословица: "Кинь хлеб-соль назад, а она очутится впереди". Он сделал когда-то большое одолжение одному елизаветпольскому жителю, сын которого до того полюбил Карягина, что во всех походах находился при нем безотлучно и, как увидим, играл видную роль во всех дальнейших событиях.

Предложение Карягина было принято единодушно. Обоз оставили на разграбление неприятелю, но фальконеты, добытые с боя, тщательно зарыли в землю, чтобы их не нашли персияне. Затем, помолившись Богу, зарядили картечью орудия, забрали на носилки раненых и тихо, без шума, в самую полночь на двадцать девятое июня, выступили из лагеря.

Читать далее...
К Истине

Советская авиация понесла наименьшие потери во Второй Мировой войне из всех воюющих держав

Наткнулся в сети на интересные данные, сопоставляющие потери ВВС всех стран - участников Второй мировой войны. Интересно получается: авиация СССР понесла наименьшие потери из всех воюющих стран, причём действительно ВСЕХ - как стран антигитлеровской коалиции, так и "держав Оси".



А данные такие:

На первом месте - Япония: 60 750 убитых пилотов (ну, это понятно: "камикадзе", традиции чести и т.д.).

На втором месте - Германия: 57 137 убитых пилотов.

На третьем месте - Англия: 56 821 убитый пилот.

На четвёртом месте - США: 40 061 убитый пилот.

И на ПЯТОМ, последнем, месте - СССР: 34 500 убитых пилотов.

Потери даже меньше, чем у США! Почему?

Может, советские военачальники нерешительно использовали авиацию, "берегли" её? Нет! Авиацию СССР использовал ВТРОЕ интенсивнее, чем Германия: за годы войны на Восточном фронте германская авиация совершила 1 373 952 боевых вылета, а авиация СССР - 3 808 136 вылетов!

Один этот факт разбивает в пух и прах легенды о "лапотном Ваньке" (он, дескать, слишком туп, глуп и недалёк, чтобы на равных воевать с "цивилизованными арийцами"), ибо военная авиация - это всегда (и тогда, и сейчас) техническая элита армии. И боевой пилот - это уникальный боец, сочетающий в себе знания и интеллект инженера с навыками и рефлексами профессионального спортсмена олимпийского уровня. Поэтому главное - сохранить пилота, поскольку по сравнению со стоимостью его подготовки сам самолёт - это копейки…



Лучшие советские лётчики-асы Великой Отечественной войны. Инфографика

Однако и по потерям "материальной части" СССР тоже не на первом месте, а на предпоследнем. В годы Второй мировой войны авиация воюющих стран потеряла:

1. ВВС Германии: 85 650 самолётов;

2. ВВС Японии: 49 485 самолётов;

3. ВВС США: 41 575 самолётов;

4. ВВС СССР: 38 409 самолётов;

5. ВВС Британии: 15 175 самолётов (количество потерянных машин намного меньшее, чем количество убитых пилотов, у англичан объясняется тем, что, например, у английского бомбардировщика "Ланкастер" экипаж составлял 7 человек, а воевали у англичан в основном именно стратегические тяжёлые бомбардировщики).

СССР по количеству потерянных машин оказывается после США!

http://www.k-istine.ru/patriotism/patriotism_aircraft.htm
К Истине

Кого мы победили в 1945 году

В наступлении на Советский Союз ранним утром 22 июня 1941 года были задействованы немецкие формирования: 153 дивизии, 600000 моторизованных единиц, 3580 танков, 7184 орудия, 2740 самолетов; 12 дивизий и 10 бригад Румынии, 18 финских дивизий; 3 венгерских бригады; две с половиной словацких; позже присоединились 3 итальянских бригады и испанская "Голубая дивизия".




Кроме венгров, румын, финнов, итальянцев, словаков и испанцев, напавших на нашу Родину в составе национальных дивизий и бригад, в рядах гитлеровских войск ворвались на нашу землю сотни тысяч французов, бельгийцев, голландцев, поляков, чехов, датчан, норвежцев, болгар, хорватов, люксембуржцев и т.д.



Все европейские нации за редчайшим исключением вероломно и неожиданно напали на нас и стали безжалостно уничтожать мирных жителей. Зачем они это сделали? Чего они хотели? Каковы были цели обычных людей, европейцев, которые, надев шинель и взяв в автомат в руки, решили захватить нашу Родину?

Об этом они сами говорят в своих письмах родителям, женам, любимым. И об этом же пишут захватчикам на фронт их родители, жены, любимые. Все письма, отрывки из которых мы приводим ниже, найдены среди документов убитых захватчиков.

***

Из дневника Геббельса (9 - 15 июля 1941 г.)

…Фюрер чрезвычайно доволен тем, что маскировка приготовлений к восточному походу вполне удалась, и весь маневр проведен с невероятной хитростью.

…Предварительные итоги говорят о том, что война на Востоке в основном уже выиграна: две трети большевистских сил уже уничтожены или же сильно потрепаны… пять шестых воздушных и танковых сил уже могут считаться уничтоженными.

…Повторение судьбы Наполеона невозможно, хотя - ирония судьбы! - мы выступили против большевизма в ту же ночь, когда Наполеон перешел русскую границу.

…Фюрер намерен стереть с лица земли такие города, как Москва, Киев и Петербург. Да это и необходимо! Ибо если мы хотим расчленить Россию на отдельные составные части, то это огромное государство не должно обладать ни духовным, ни политическим, ни хозяйственным центром.

…Москву стереть с лица земли, а на ее месте устроить гигантское водохранилище, чтобы истребить всю память об этом городе и о том, чем он был.

***

Письмо лейтенанта Эвальда Лассена (2 июля)

Дорогой брат Фреди! Все чудесно! Наша рота первой переправилась через Буг, уничтожила 3 бункера, и в первый же день с боями прошла 40 километров…

Уже полторы недели мы с боями продвигаемся вперед. Повсюду бушуют пожары, и стоят огромные черные столбы дыма.

К русским вообще нельзя иметь никакого сострадания, и бегущих русских мы уничтожаем в огромном количестве. Их трупы тысячами валяются на полях, на дорогах и на улицах деревень, и никто их не убирает и не хоронит. Мы должны радоваться, что фюрер оставил Сталина в дураках и ударил раньше, чем русские подготовились к отражению, так как если бы они приготовились, наше дело не пошло бы так хорошо. Теперь же каждому ясно, что исход войны предрешен, и песенка России спета.

Каждый день подтверждает слова величайшего из людей полководца Адольфа Гитлера, что эта война - крестовый поход против большевиков и евреев - самая священная из всех немецких войн в истории и ради этого не жаль принести никакую жертву.

Какое счастье ощущать себя причастным к разгрому государства и его Красной Армии…

***

Читайте также по теме:

5 мифов о начале войны от военного историка Алексея Исаева - Фома
Война с мифами: истинные причины поражений летом 1941-го - Виктор Шилин
поБеда или Победа: как мы воевали - Сергей Федосов
РККА глазами Вермахта: противоборство духа - Евразийский Союз Молодёжи
Отто Скорцени: "Почему мы не взяли Москву?" - Олесь Бузина
"Обе стороны вели себя варварски и жестоко": нападение на СССР в учебниках стран мира - Анастасия Ковалева, Артем Космарский
***

Письмо унтер-офицера Пауля Бэслера (21 июля)

Дорогая Дора! Мы продвигаемся вперед и в начале августа должны быть в Москве… 14 июля русские бомбардировщики сбросили на нас бомбы, у нас убило девять человек. Не пугайся, дорогая Дора, в числе этих убитых и твой муж Эрих.

Я не знаю, что тебе сказать в утешение. Он был хорошим товарищем, мне самому тяжело, я полюбил его как брата.

Дорогая Дора! Я тебя очень люблю и буду полностью откровенен. Я благодарю тебя за все хорошее, что у нас было, но ты на меня не рассчитывай. Я люблю детей, а у тебя их быть не может. И оставить Эмму с малышкой-дочуркой и уйти к тебе, как я раньше обещал, если с Эрихом что-нибудь случится, я не в состоянии. Прости меня, Дора!

Если я вернусь живым и здоровым, и ты будешь одинока, и тебе понадобится мужчина, то, если захочешь, мы можем встречаться, как встречались. Но только без каких-нибудь конкретных финансовых и материальных обязательств с моей стороны. Жизнь чертовски вздорожала, я хочу еще сына и содержать тебя не смогу. Думаю, тебе нужно, не теряя времени, устраиваться на работу.

Люблю и целую тебя как прежде.

***

Письмо ефрейтора войск "СС" Вилли Штенрубе (23 июля)

Дорогая мама! Украина - это сказочно богатая земля, тучный украинский чернозем создан Богом для немецкого плуга. Украина может прокормить не только Германию, но и все присоединенные страны и территории.

Мы живем здесь, как боги. Куры, гуси, яйца, жаркое, масло, сливки, сметана, соки, вино, мед - каждый день.

Но брать из рук этих грязных и на вид больных людей опасно и страшно: стошнило бы сразу, и я не смог бы в рот ничего взять, поэтому достаем все сами очень просто, без долгих разговоров, но соблюдая немецкую чистоту. Если мы хотим мяса, то берем свинью, теленка или гусей и режем. Если хотим парного молока - доим первую попавшуюся корову. Если хотим меда, достаем его прямо в сотах, да так ловко, что ни одна пчела не укусит.

Вот и сейчас меня зовет товарищ, он очистил один улей, и я спешу отведать свежайшего меда. Мы с полным правом считаем, что все это богатство и изобилие принадлежат нам. Если же это кому не нравится, то стоит только сунуть в зубы пистолет, и воцаряется тишина. Точно так же поступают солдаты и когда им нужна женщина. Как ты понимаешь, мы здесь с этим сбродом не церемонимся. Особенно они боятся нас - войск "СС".

Чувствовать себя победителем и на каждом шагу показывать, что мы, немцы, господа и абсолютные хозяева, удивительно приятно. Мне такая жизнь очень нравится.

За месяц я послал Вам четыре посылки. Вещи не прима, но это солдатская добыча, которая не стоила мне ни пфеннига.

***

Письмо ефрейтора Вальтера Коха (28 июля)

Мое бесценное сокровище! За месяц мы прошли на Восток 750 км, все идет по плану фюрера, и в августе месяце мы в любом случае должны быть в Москве. После капитуляции России наступит очередь Англии, а затем и Америки, если она сама до этого не сдастся.

Командир нашего батальона майор Зайферт убежден, что русских надо расстреливать на каждом шагу, и мы эту задачу выполняем.

Завтра отправлю тебе очередную посылку. Для отправки у меня приготовлены следующие вещи.

Для Пуни: костюмчик голубой шерстяной вязаный, костюмчик матросский шерстяной темно-синий с шапочкой, ботиночки новые кожаные - 2 пары, туфельки коричневые, варежки шерстяные красные. Все это сейчас великовато, но когда Пуни подрастет, будет в самый раз.

Для тебя, мое счастье, я посылаю: отрез шерсти темно-коричневый 3,5 метра, отрез синего шелка - 3,2 м, розового шелка - 3,05 м, туфли черные лакированные, пояс кожаный и мыло туалетное - 6 кусков. Есть еще два золотых кольца, серьги с камешками и браслет, тоже золотые, но я не решаюсь доверить их почте, это рискованно, и вручу тебе их лично при нашей встрече в недалеком будущем вместе с тысячей горячих поцелуев.

Для мамочки: две новые кофты вязаные - голубая и красная, чепчик ночной с вышивкой, туфли домашние и шерсть - 5 клубков.

Для отца: пальто кожаное, почти новое, шапка из каракуля и четыре куска подошвенной кожи.

Все это в одной посылке, понятно, не поместится, и будет мною выслано в три приема.

На голубом, почти новом костюмчике для Пуни, есть пятна крови. Извини, мое сердечное сокровище, но в полевых условиях, в которых мы находимся, вывести их очень сложно, ты же это сделаешь без труда у дядюшки Герберта.

Ты писала о каких-нибудь картинах в золоченых рамах и других предметах искусства. Я об этом помню все время, но ничего подходящего не встретил. Ничего хорошего или ценного, ничего, о чем ты мечтаешь для нашего гнездышка, я еще не видел.

Целую Вас обоих долгим и крепким поцелуем.

Ваш папашка Вальтер

Читать далее...
К Истине

Василий Порик. Во Франции русский солдат

Журналисты и историки писали о Василии Порике так: "Он умер трижды - и родился четырежды. У него было пять имен, две матери и два отца. Он был агрономом, офицером, шахтером, рабом, политическим деятелем и заключенным. Будучи коммунистом, он стал "правой рукой гестапо", в лагере Бомон ему удалось быть одновременно "капо" и партизаном, защищать Францию на Донце, а Россию - на Луаре, командовать немцами, русскими, украинцами, поляками, чехами, сербами и французами. Его знают тысячи людей от Урала до Пиренеев, его памятники стоят под Киевом и Парижем. Малой толики его дел хватило бы, чтобы наполнить иную столетнюю жизнь, однако ему самому в день смерти было только двадцать четыре года..."



Лейтенант Василий Порик

В июне 1941 года выпускник Харьковского военно-пехотного училища Василий Порик получил лейтенантские "кубари" и назначение в Киевский особый военный округ. Ровно через 10 дней после этих радостных для молодого командира событий начнется Великая Отечественная война. Еще через несколько недель, в июле, стрелковая рота из 972 стрелкового полка вступит в смертельную схватку с немецким танковым десантом на берегу Северского Донца. На этой реке пехотинцы под командованием молодого лейтенанта будут прикрывать переправу своей дивизии. Вчерашнему выпускнику придется поднимать своих бойцов в атаки. Рота, выполнив приказ вышестоящего командования, захватит немецкие траншеи. Ее командира даже успеют представить к награде.

Но уже в следующем бою, - тяжелом, до последнего патрона, с последующей рукопашной, - лейтенант Порик окажется тяжело раненным и в бессознательном состоянии попадет в плен к немцам. Для своих он будет числиться погибшим. После войны исследователи его подвига напишут: "Это была первая смерть героя". Всего этих смертей в короткой жизни Героя Советского Союза, лейтенанта Порика насчитают несколько. Помните? "Он умер трижды – и родился четырежды"…

Летом 1942-го его, в числе других военнопленных, немцы вывезут на север Франции и заключат в спецлагерь Бомон.

Военнопленных немцы использовали, как рабов для работы в шахтах. Там голодные пленники из разных стран сутками, непрерывным смертельным конвейером трудятся на непосильной работе – в шахтах. Спят в бараках по 100-120 человек на деревянных двухэтажных нарах. По утрам узников поднимает охрана и с собаками гонит 6-10 км на рудники. Каждое утро кто-то не просыпается. Трупы грузят на машины и увозят, заполняя ими рвы давно ненужной линии Мажино. Пленные обречены, они – смертники.

Машина рабства устроена немцами так, чтобы люди потеряли свой человеческий облик.

Но Василий Порик находит выход. Он решает: пока есть силы, направить эту безотказную немецкую машину уничтожения против нее самой. Такого еще не было в истории. Действуя очень осторожно, он входит в доверие к фашистам, становится старшим – "капо". Очень скоро он и вовсе оказывается незаменимым… для гестапо.

Оказавшись хорошим психологом, Василий Порик сумел в условиях немецкого концлагеря создать подполье. Провокаторов и доносчиков он как раз и сдавал гестапо - как неблагонадежных. Антифашистов, напротив, выводил из-под удара, помогая им выжить. Это была опасная затея, но она удалась…

Имея возможность выходить за пределы концлагеря и право выписывать заключенным пропуска, Порик искал внешние связи с французскими антифашистами, приобретал и прятал оружие. Невероятно, но Василий превратил лагерь рабов в партизанскую базу! Более того, из заключенных он создал боевой отряд имени Чапаева. Отряд наносил урон гитлеровцам.



Отдельный батальон советских партизан... во Франции. 22 сентября 1944 года

Только за три месяца 1943 года "чапаевцы" пустили под откос 13 поездов, уничтожили 170 вагонов, из которых 48 – с танками и орудиями, 5 военных складов, 20 военных грузовиков. Немцы потеряли более тысячи человек убитыми. Километры перерезанного телефонного кабеля подсчету не поддаются… Это было тем более удивительно, что за полгода отряд не потерял ни одного человека: так неожиданны были его засады и так продуманны отходы. Отряд исчезал, словно призрак.

Слава о мстителях гремела по всей Франции. Гестапо было поставлено на ноги. Но где он, этот неуловимый отряд? Как боевое и сильное подразделение могло возникнуть в прозрачной для спецслужб Германии оккупированной Франции? Как и где оно пряталось, кто его снабжал, кормил? Кто, наконец, им умело и квалифицированно командовал?

***

О подвигах русских героев в плену:

Бадаберское восстание. Как это было? - Сергей Казиник
Последний бой узников 20-го блока - Военное обозрение
***

Немцы впадали в бешенство от своего бессилия хоть что-то узнать и понять! Им и в голову не могло прийти, что командир неуловимого отряда - это их "правая рука" Василий Порик, а бойцы - узники лагеря Бомон, которые по ночам громят оккупантов, а затем растворяются среди рабов на нарах бараков. Чтобы днем снова ползти в лохмотьях в рудники - под конвоем бдительной охраны…

Установив связь с подпольщиками французского Сопротивления, Василий Порик тщательно готовит побег военнопленных из лагеря. Побег удаётся! В одну из весенних ночей 1944 года он, уничтожив эсэсовскую охрану, уводит военнопленных из лагеря. Беглецов укрыли французские подпольщики и партизаны.

Для гестапо это был тяжелый удар. Не удар - жестокая издевательская пощечина! Целый отряд, во главе с его командиром, вышел из-за колючки концлагеря целым и без потерь. И вновь растаял, как призрак. Сам Генрих Гиммлер жестоко наказал руководителей гестапо в департаменте Па-де-Кале. Василий Порик был объявлен в розыск. Его голову оккупанты оценили в 200 тысяч франков. Правда, сам Василий по-прежнему оставался неуловимым.

Теперь он возглавил всё движение французского Сопротивления на севере Франции. Французы боготворят и любят его. Они называют его Базилем, Василием Бориком, Громовым.

Базиль нелегально скрывается в Энен-Льетаре. Его прячет пожилая супружеская чета, Гастон и Эмилия Оффр. Эти люди полюбили Василия и относятся к нему как к родному сыну. Для молодого русского партизана они тоже стали вторыми отцом и матерью. Во всяком случае, любовь и память о Василии супруги хранили до конца своей жизни.

Впрочем, гестапо продолжало охоту на командира партизанских соединений. Однажды немцам удалось напасть на след партизан и окружить троих в Дрокуре. Среди них оказался и Василий Порик. Трое русских приняли бой с ротой немцев. Этот бой надолго остался в памяти французов. Именно после него Василия во Франции стали называть "Русский из Дрокура".

А историки и литераторы годы спустя написали: "В Дрокуре Порик принял вторую смерть"… Несколько часов немцы не могли взять партизан. Оставшись в живых один, Василий яростно сопротивлялся. Пишут, у него закончились патроны. Но, обладая огромной физической силой, он еще долго бился в рукопашной схватке. Василия смогли взять лишь тогда, когда перебили ему ноги. Но и раненный, он продолжал отбиваться.

Оглушенный, без сознания, получивший четыре пулевых ранения, Василий, наконец, был доставлен гестаповцами в тюрьму Сент-Катерин. В камере его приковали к кровати, пытали, били, пытаясь установить связи и местонахождение партизан и подпольщиков. Всё безуспешно. Что бы с ним ни делали, воля не покидала этого человека.

Впрочем, воля русского солдата Василия Порика еще не раз поразит врагов! Очень скоро немецкие врачи, считая, что он вряд ли доживет до утра, оставляют Василия на ночь одного, прикованного к кровати в камере. Очнувшись ночью, Порик освобождается, добирается до окна и выламывает железную решетку. Пытается бежать, но падает без сознания. Утром пораженные гестаповцы, увидев его полуживым с выломанной решеткой, отправляют заключенного в крепость Сен-Никез. У этой крепости своя "слава": на протяжении более 600 лет оттуда еще не убегал ни один узник.

Два ряда стен высотой в шесть метров, вдоль них - патрули эсэсовцев с собаками. За наружной стеной - глубокий ров. Порика помещают в камеру в верхней части башни. Чтобы не убежал, вновь приковывают. Наверху - маленькое оконце с железными решетками. Он лежит на соломе седьмые сутки. Его снова пытаются допрашивать, но он теряет сознание. Руководители французского Сопротивления лихорадочно ищут пути спасения своего командира. И не находят.

Нападение на Сен-Никез? Невозможно! Охрана утроена, немцы начеку, пулеметы простреливают с вышек окрестность. Не подойти, не подползти: пикеты, обводы, разъезды… И Порик прикован цепью, ранен, слаб. А его надо нести под прицелами немецких пулеметчиков… Нет, невозможно спасти командира. Значит, погиб Базиль? Значит, ситуация безнадежна? "Третья смерть Василия Порика", - пишут в этом месте исследователи его жизни. Но!..

Пусть спорят психологи о пределах человеческих возможностей. Пусть спорят философы о том, что такое безвыходные ситуации. Но русский солдат Василий Порик доказал, что воля человеческая неисчерпаема! Если не сдаваться – вопреки логике, здравому смыслу, миру, населенному врагами, то пресловутые "обстоятельства" уступят, раздвинутся перед напором человеческой воли!

Василий Порик сделал то, что всем – и друзьям, и врагам, -представлялось невозможным. Он, полуживой, самостоятельно, без чьей-либо помощи бежит из крепости Сен-Никез! И этот подвиг Порика, как и все остальные в его короткой жизни, уникален и неповторим.

Сквозь забытье Василий слышит, что через 48 часов его казнят. Немцы считают, что он, в любом случае, наполовину мертв. Очнувшись, Порик ищет выход… Орудием борьбы ему служит шляпка гвоздя, вбитого в каменную стену камеры. Сумев дотянуться до гвоздя, он медленно, с усилием, зубами вытягивает гвоздь и умудряется расковать им наручники.

Теперь необходимо привлечь к себе внимание часового. Василию это удается. И, когда часовой наклоняется к лежащему бессильному Порику, тот, собрав остатки сил, наносит смертельный удар гвоздем в висок немецкому солдату. Труп конвоира укладывает на свой топчан и укрывает рваным одеялом. Забирает у часового нож, ключи от камер. Осторожно закрыв свою камеру, пробирается в соседнюю и выламывает в окне металлическую решетку. Разрезав одеяло, он сплетает канат и по нему спускается с башни - вниз по стене.

Главное - не потерять сознание. Осторожно перебегает двор и цепляет крюк, сделанный из обломка решетки, на следующую стену крепости. По канату поднимается вверх. Лежит на стене, дожидаясь, пока сделает обход патруль с собаками.

Затем по канату спускается по наружной стене крепости вниз. Канат не выдерживает и обрывается. Порик падает вниз, в ров, и теряет сознание. Но ров заполнен трупами расстрелянных узников. Немцы предусмотрительно посыпали убитых хлоркой. Мертвые спасают Порика: хлорка начинает разъедать раны, и он приходит в сознание.

Василий выбирается из рва. Ночь, но ему, пока немцы не обнаружили побег, еще надо добраться до явочной квартиры. Порику это удается. Попав к своим, он сразу теряет сознание. Ему необходима срочная операция…

Теперь для французского Сопротивления спасение Базиля становится делом чести. В шесть утра Порик уже лежит на операционном столе в Фукьер-ле-Лене. Его оперируют доктор Андре Люже, фельдшер Рене Мюзен, рентгенолог Луи Вернэ и две хирургические сестры-антифашистки. Они знают, на что идут: спасая жизнь Порика, они рискуют своей.

К восьми утра, когда во двор больницы вломились гестаповцы в поисках беглеца, антифашисты уже везли прооперированного Порика к супругам Оффрам.

Французы вылечили и выходили своего легендарного командира. Побег Василия Порика был очередным ударом по гестапо. Опять полетели головы нацистского начальства. И всё так же поиск русского контролировал лично Гиммлер. Цена за голову Василия поднята еще выше, по всему Па-де-Кале расклеены его фотографии, но… Русский вновь исчез.

Читать далее...
К Истине

Подвиг экипажа танка Т-28 в Минске

Подвиг экипажа танка Т-28 в Минске

Т-28 – это средний танк. 41 год, начало июля. Минск взят. Танковая бригада, где служил Дмитрий Малько, расформировывается в связи с отсутствием танков и большей части ЛС: в бригаде остался один Т-28. У танка проблемы с двигателем, но полный запас ГСМ и почти полный боекомплект. Дмитрий Малько – механик-водитель получает приказ взорвать танк и продолжить следовать в г. Могилёв в кузове одного из грузовиков с прочими бойцами смешанного состава. Дмитрий испрашивает разрешение под его ответственность отложить выполнение полученного приказа и продолжить следовать в колонне на танке, поскольку тот совсем новый и не получил значительных повреждений в боестолкновениях.



Средний советский танк Т-28

Разрешение получено и механик-водитель, единственный уцелевший из своего экипажа, замыкает своим танком колонну отступающей воинской части.

3 июля в районе населённого пункта Березино колонна попадает под авианалёт, где танк получает повреждение двигателя и глохнет. Д.Малько поручается отремонтироваться и в течении суток продолжить следование в направлении г.Могилёв в пункт сбора. Колонна уходит. Малько в течение суток действительно приводит двигатель в рабочее состояние. В ходе ремонта к месту стоянки танка вышли майор и четверо курсантов. Майор – танкист, курсанты артиллеристы. Таким случайным образом, формируется полный экипаж танка.

Первое предложение об изменении планируемого маршрута выдвижения танка высказывается вслух курсантом Николаем Педаном. И неожиданно единодушно поддерживается новым командиром танка и всем остальным экипажем – все имеют практический боевой опыт.Таким образом, вместо продожения следования за уже значительно оторвавшейся колонной своей части в расположение сборного пункта отступающих частей, вновь сформированным экипажем принимается решение направить танк в противоположную сторону – на запад.

Основной и резервные топливные баки заполнены практически полностью, боекомплект – хотя и не полный, но Д.Малько знает место расположения брошенного склада боеприпасов для его пополнения. В танке не работает рация, поэтому командир и механик-водитель оговаривают комплекс условных сигналов и приступают к следованию по выбранному пути.

На брошенном складе они пополняют боекомплект даже сверх нормы. Единственной ошибкой было то обстоятельство, что из 70-ти снарядов около двадцати были от другого орудия: не смотря на совпадение калибра, эти снаряды не подходили короткоствольному башенному орудию танка (принадлежали дивизионной артиллерии). Далее, практически по свободной прямой трассе, на максимльном ходу, танк подошёл к Минску.

Появление в городе советского танка на начальном этапе не встретило никакого удивления со стороны противника, поскольку трофейная техника в составе армий вермахта к тому времени уже не являлась редкостью. Единственным обстоятельством, способным смутить противника, были обширные и весьма приметные красные звёзды на бортах и башне танка, но и они поначалу не внесли никакой сумятицы в действия оккупантов.

Не размениваясь на одиночные цели и небольшие группы пехотинцев, танк доехал до здания спиртозавода на окраине города, где в этот момент немцами производилась погрузка ящиков с бутилированным спиртом в автомашины с охранным сопровождением в виде броневика Hanomag. В результате произошедшего боевого соприкосновения экипажем Т-28 без всякого собственного ущерба были выведены из строя (испорчены) две автомашины, броневик и до взвода живой силы противника.

Не встретив сопротивления и сигналов тревоги со стороны рассеянного паникой противника танк углубился в границы города, переехав реку Свислочь и в районе городского рынка столкнулся с колонной мотоциклистов. Первая машина с коляской практически самостоятельно вьехала под броню танка, где и была раздавлена вместе с экипажем. Остальные стрелки-мотоциклисты были частично рассеянны, либо также раздавлены гусеницами или уничтожены огнём башенных и кормового пулемётов. Большим потерям со стороны противника также способствовала паника, возникшая в связи с созданной танком труднопреодолимой аварийной ситуацией на дороге по пути следования колонны мотоциклистов, а также общим эффектом неожиданности и нелогичности появления весьма массивного военно-транспортного средства советской армии в тылу германских войск, где ничто не предвещало такого нападения.

После случившегося, не снижая общего темпа хода, танк также без каких-либо значимых повреждений проехал через улицу Советская (где им попутно была успешно обстреляна большая группа пехотинцев, стоящая у театра) выехал на улицу Пролетарская, где был вынужден остановиться. Центральная улица города была заполнена живой силой и техникой противника настолько, что не позволяла свободно продвигаться далее в выбранном экипажем Т-28 темпе. Складывающаяся ситуация требовала принятия однозначного решения на дальнейшее.

Передняя часть танка Т-28 оснащена тремя пулемётами калибра 7.62 (два башенных, один курсовой) и короткоствольным орудием калибра 76.2мм. Скорострельность последнего – до четырёх выстрелов в минуту. Скорострельность пулемётов – 600в./мин.

Открыв огонь, практически не целясь и на полном ходу, танк двинулся по улице в продольнои направлении навстречу импровизированным препятствиям в виде техники и живой силы противника. Ведя шквальный огонь из доступных средств, оставляя за собой следы разрушений и военной катастрофы, машина полностью проехала всю улицу до самого парка, где и была встречена выстрелом противотанковой 37-миллиметрвой пушки. По сути, только в этом месте города танк столкнулся с более-менее серьёзным сопротивлением. Лобовая броня Т-28 выдержала одно попадание практически без повреждений. Второму такому попаданию воспрепятствовал визуальный контакт экипажа танка с выстрелившим в него орудием и незамедлительная адекватная реакция командира танка, являвшегося одновременно стрелком башенного орудия боевой машины. Орудие противника было уничтожено вместе с расчётом.

В результате данного рейда противнику был нанесён весьма ощутимый урон в живой силе и технике, но главный поражающий эффект имело то деморализующее действие, которое оказал на германских воинов этот рейд советских танкистов. Кроме того, имеются однозначные сведения, что в то время в городе оставалось значительное число местных жителей, которые были свидетелями этого прорыва, что имело результатом немедленное изустное распространение сведений об этом подвиге среди окружающего населения. Не смотря ни на что, данный факт способствовал поднятию сопротивленческого духа и поддержанию авторитета армии на должном уровне: значение этого фактора именно в тот начальный период войны, во время серьёзных поражений, нельзя недооценивать.

Читать далее...
К Истине

Пятьдесят фактов: подвиги советских солдат во время Великой Отечественной войны

Пятьдесят великих подвигов советских солдат, достойных памяти и восхищения...

1) Всего 30 минут выделялось командованием вермахта для подавления сопротивления пограничников. Однако более 10 суток сражалась 13-я застава под командованием А. Лопатина и более месяца - Брестская крепость.

2) В 4 часа 25 минут 22 июня 1941 года лётчик старший лейтенант И. Иванов совершил воздушный таран. Это был первый в ходе войны подвиг; отмеченный званием Героя Советского Союза.

3) Первый контрудар пограничники и части Красной Армии нанесли уже 23 июня. Они освободили город Перемышль, а две группы пограничников ворвались в Засанье (территория Польши, оккупированная Германией), где разгромили штаб немецкой дивизии и гестапо, освободили при этом много заключенных.



4) В ходе тяжёлых боёв с танками и штурмовыми орудиями противника наводчик 76 мм орудия 636-го противотанкового артполка Александр Серов в течение 23 и 24 июня 1941 года уничтожил 18 танков и штурмовых орудий фашистов. Родные получили две похоронки, но отважный воин остался жив. Недавно ветеран был удостоен звания Героя России.

5) В ночь на 8-е августа 1941 года группа бомбардировщиков Балтийского флота под командованием полковника Е. Преображенского произвёл первый воздушный налёт на Берлин. Такие налёты продолжались до 4-го сентября.



6) Танковым асом номер один по праву считается лейтенант Дмитрий Лавриненко из 4-й танковой бригады. За три месяца боёв в сентябре-ноябре 1941 года в 28 боях уничтожил 52 вражеских танка. К сожалению, отважный танкист погиб в ноябре 41-го под Москвой.

7) Уникальнейший рекорд Великой Отечественной поставил экипаж старшего лейтенанта Зиновия Колобанова на танке "КВ" из 1-й танковой дивизии. За 3 часа боя в районе совхоза "Войсковицы" (Ленинградская обл.)он уничтожил 22 танка противника.

8) В бою за Житомир в районе хутора Нижнекумского 31 декабря 1943 года экипаж младшего лейтенанта Ивана Голуба (13-я гв. танковая бригада 4-го гв. танкового корпуса.) уничтожили 5 "тигров", 2 "пантеры", 5 орудий сотни фашистов.

9) Расчёт противотанкового орудия в составе старшего сержанта Р. Синявского и ефрейтора А. Мукозобова (542-й стрелковый полк 161 с.д.) в боях под Минском с 22 по 26 июня уничтожили 17 танков и штурмовых орудий врага. За этот подвиг воины были удостоены ордена Красного Знамени.



10) Расчёт орудия 197-го гв. полка 92-й гв. стрелковой дивизии (гаубица 152 мм) в составе братьев гвардии старшего сержанта Дмитрия Луканина и гвардии сержанта Якова Луканина с октября 1943 года до конца войны уничтожили 37 танков и БТР и более 600 солдат и офицеров противника. За бой у села Калужино Днепропетровской области бойцам было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Сейчас их 152-мм пушка-гаубица установлена в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи. (Санкт-Петербург).

11) Самым результативным асом-зенитчиком по праву считается командир расчёта 37 мм орудия 93-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона сержант Петр Петров. В июне-сентябре 1942 года его расчёт уничтожил 20 самолётов противника. Расчёт под командованием старшего сержанта (632-й зенитный артполк) уничтожил 18 самолётов врага.

12) За два года расчёт 37 мм орудия 75 гв. армейского зенитного артполка под командованием гв. старшины Николая Боцмана уничтожил 15 вражеских самолётов. Последние были сбиты в небе над Берлином.

13) Наводчик 1-го Прибалтийского фронта Клавдия Бархоткина поразила 12 вражеских воздушных целей.

14) Самым результативным из советских катерников был капитан-лейтенант Александр Шабалин (Северный флот) он руководил уничтожением 32 боевых кораблей и транспортов противника (в должности командира катера, звена и отряда торпедных катеров). За свои подвиги А. Шабалин был дважды удостоен звания Героя Советского Союза.

Читать далее...
К Истине

Диверсанты из сельской школы

На подступах к Сталинграду в 1942 году детский партизанский отряд мстил фашистам за смерть ровесников...



Члены партизанского отряда "Смерть фашистам"

Атака немцев на станицу Нижнечирская началась поздним вечером 25 июля. В жаркой степи загрохотали взрывы, заревели танки. Больше всего били по церкви Петра и Павла, стоявшей над крутым берегом. В храме держали оборону морпехи. Перед ними был вермахт, за спинами - Дон, последняя водная преграда на пути к Сталинграду.

Двадцатилетняя учительница русского языка и литературы Клавдия Панчишкина разбудила родных. Накануне они прибыли в Нижнечирскую из родного Верхнесолоновского хутора для эвакуации на левый берег.

Взяли узелки с едой, побежали к понтонному мосту. Там увидели столпотворение: прорвавшиеся из котлов солдаты, колхозные грузовики, плачущие женщины с детьми.

Уже на мосту Клавдия вспомнила о тракторах, оставленных у правления. Комсомольцам района была поставлена задача эвакуировать технику, чтобы не досталась врагу. Побежала обратно, не слушая мольбы матери.

Когда была у самого берега, мощный взрыв разметал понтоны, волной её вынесло на сушу. Родные успели перебраться на другую сторону. А Клавдия, встав на ноги, увидела немецких солдат.

***

Еще на первомайской линейке школьный комсорг Панчишкина зачитывала приказ товарища Сталина № 130: враг у стен Москвы разбит, будем гнать гитлеровцев до самого Берлина! Но в наступление перешли немцы - 17 июля передовые части 6-й армии Паулюса ворвались в придонские степи, нацеливаясь захватить город, носящий имя Сталина.

Спасать фронт бросили три дивизии сибиряков, вчерашних школьников из Тюмени и Омска. В комсостав взяли необстрелянных студентов, окончивших ускоренные курсы пехотных училищ. В помощь придали 66-ю бригаду морпехов с боевым опытом, сводный отряд Тихоокеанского и Балтийского флота.

В первые же дни 30 тысяч бойцов попали в котёл, из которого выбрались всего 700 человек, сумевших переплыть Дон.



Рисунок из Музея боевой славы Нижнечирского Дома пионеров и школьников. Фото: L!FE/Владимир Суворов

Клавдия после взрыва понтонов осталась в зоне оккупации. В конце июля её окликнул на улице бывший одноклассник Александр Копцев. Высокий, красивый, нёс на боку кобуру, а на рукаве - белую повязку "Polizei".

Копцев был из семьи белогвардейцев, во время Гражданской войны его отец служил есаулом у атамана Константина Мамантова, уроженца Нижнечирской. Здесь же воевал атаман Краснов, с тридцатых годов сотрудничавший с фашистами и продвигавший теперь идею Великой Казакии - марионеточного государства на землях Войска Донского.

Гитлер согласился подправить расовую теорию и считать казаков не славянами, а потомками остготов - близкого к древним германцам племени.

Пропаганда среди казачества, пострадавшего в годы коллективизации, удалась: оставшиеся в Нижнечирской казаки встречали оккупантов хлебом-солью. За два дня в полицию записалось 26 человек - больше, чем по всей округе. Отец Копцева стал старостой.



Тамара Артемова в разведке. Рисунок из Музея боевой славы Нижнечирского Дома пионеров и школьников. Фото: L!FE/Владимир Суворов

В Верхнесолоновском нацисты начали с казни сельчан, пытавшихся укрывать раненых. Повесили трёх комсомолок из класса Панчишкиной - за тетрадки с лекциями по истории коммунизма.

Дома Клавдию ждал сюрприз: несколько красноармейцев, прятавшихся в амбаре. Голодные и перепуганные подростки.

Вечером в окошко постучался десятиклассник Ананий Шефатов, сын директора моторно-тракторной станции. Сказал, что знает про бойцов и готов проводить их в партизанский отряд.

Вечером она была с бойцами в условленном месте. Их встретил секретарь райкома партии Александр Чистов - комиссар только что образованного партизанского отряда "Смерть фашизму!". Командиром стал председатель исполкома Павел Воскобойников, а в состав отряда вошли старшеклассники, включая девочек.

Подростки прятались в лесистой балке у близкого хутора Дёмкин. Клавдию оставили в Верхнесолоновском, назначив секретарём подпольного райкома комсомола и помощником комиссара.

Как опытный организатор она разбила школьников на боевые пятёрки. Первая собирала разведданные, для чего учительница математики Тамара Фёдоровна Артёмова устроилась работать уборщицей в немецкий штаб. Вторая передавала данные советскому командованию.

Третья распространяла листовки и сводки Информбюро, четвертая готовила побеги из концлагерей, пятая указывала советским лётчикам цели ночных бомбардировок. Райвоенкомат заранее выдал подпольщикам 10 винтовок, 2 автомата, 20 гранат, 45 килограммов тола.

В августе в станице случилось страшное, заставившее обозлённых школьников перейти к диверсиям.



Рисунок из Музея боевой славы Нижнечирского Дома пионеров и школьников. Фото: L!FE/Владимир Суворов

До войны в Нижнечирской было два детских дома: один - для детей раскулаченных и врагов народа, другой - для школьников с задержкой развития (как до сих пор называют официально - для умственно отсталых).

Эвакуацией первого занимались чекисты - нельзя было допустить, чтобы дети врагов попали в руки врагов. Про второй в суматохе забыли.

Перед приходом немцев из детдома разбежалось большинство педагогов и половина воспитанников, остались 47 детей от 2 до 14 лет и завхоз Елена Донскова, не сумевшая бросить несчастных.

Сначала немецкие солдаты отняли у детей запасы еды. Донскова месяц кормила их лепёшками из картофельных очистков и недозрелыми яблоками.

Утром 25 августа у детдома остановился чёрный автомобиль. Прибывший штурмбанфюрер Ханебиттер, начальник местного гестапо, приказал готовить детей к отправке в германский тыл.

- Теплые вещи нужны? - спросила Елена Афанасьевна.

Гестаповец что-то буркнул, переводчик объяснил, что Великая Германия берёт детей под покровительство, их будут лечить и содержать по последнему слову европейской науки.

На следующий день к детдому подъехало три грузовика с солдатами так называемой "харьковской группы" украинских националистов. Служили там и русские предатели.

Дети плакали и не хотели садиться в машину, гестаповцы на русском уговаривали, что бояться нечего, скоро всё кончится.

Правдой было только последнее. Не доезжая трёх километров до станции, офицер гестапо дал команду свернуть к оврагу, где заранее был вырыт огромный котлован.

Детей вытолкали из грузовиков и построили на краю ямы. Переводчик Михаил Буланов позже на допросе в СМЕРШе вспоминал, что на всю жизнь запомнил лицо белокурой девочки с заплаканными синими глазами:

- Дяденька, я не хочу спускаться, мне страшно.

Буланов столкнул девочку на груду уже расстрелянных детдомовцев, а хохочущий немец Аликс, руководивший расстрельной командой, выпустил в ребенка очередь из автомата.

Позднее экспертиза установила, что далеко не все дети погибли от пуль. Некоторых забивали насмерть - на детских лицах отпечатались следы железных подков, других закопали заживо.

Через несколько дней захоронение случайно обнаружили казачки и рассказали партизанам.


Читать далее...