?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Благочестивый фасад религиозной детоксикации. Проблемы православных семей в примерах
Этот материал, хороший пример того, чем является современное бабье "православие" никак не ограничиваемое священниками-подкаблучниками, и к чему это бабье "православие" приводит, как калечит оно детей. Эта исповедь хороший пример нашего церковного лицемерия, болезней неофитов (неофитами же является большинство нынешних священников и прихожан), проблем неадекватного воцерковления и родителей, и детей, в основе которого лежит обрядоверие, а не осмысление духа Евангелия и пропитывание им всей своей жизни. Эта исповедь пример того, к каким трагедиям приводит вера в том, что личная аскетика должна доминировать над жизнью по Нагорной проповеди и над добрыми делами. Здесь есть предостережение и о превращении общины в церковный клуб, о жизни по похотям этого мира…

***
Почитав материалы на сайте "Ахилла", я понял: вот оно. Вот тот ресурс, на котором статья о личном (в чём-то даже семейном) и при этом весьма разноплановом опыте в РПЦ будет смотреться органично.



То, что я хочу рассказать, будет, как мне кажется, иллюстрацией генезиса прихожан современной РПЦ. Как формировалось то, что мы видим сейчас - и к чему порой питаем широчайшую гамму эмоций, от брезгливости до умиления.

Я родился в первой половине 1980-х вторым из трёх детей в семье, где отец так и остался неверующим (в бытовом значении слова) человеком, а мать как раз незадолго до моего рождения, перепробовав разнообразные духовные практики, начиная от йоги и кончая традиционными бабками-знахарками, воцерковилась в РПЦ. Сначала она попала в подмосковную общину о. Аркадия Шатова, затем стала прихожанкой у о. Всеволода Шпиллера в Николе-в-Кузнецах.

Ещё через какое-то время, спустя пару лет после моего появления на свет, ей выпало сомнительное счастье стать духовной дочерью до сих пор пользующегося известностью духовного лица, которое сначала подвизалось в столице, а потом стало обитать в женском монастыре одного областного центра. Одно из первых детских воспоминаний у меня: мы с матерью едем куда-то ночью в поезде. Никаких деталей этой поездки не помню, кроме самого осознания факта, что ездила мать в Иваново к отцу А. (назовём его так).

Матушке моей и без отца А. было свойственно неофитское горение, а уж отец А. его усилил по максимуму. В доме не оставалось пространства, в котором не было бы религии; в каждой комнате были иконы. Мать и старшая сестра ходили дома в косынках; утро начиналось молитвами, просфорой и святой водой, а вечер - молитвами на сон грядущий. Формально детей к посту не принуждали, но еда (кроме как на ужин для отца) готовилась постная, а дети, понятное дело, мать обижать не хотели, ибо та страшно расстраивалась, когда отец"соблазнял" их мясом или молочной продукцией. Каждый субботний вечер и воскресное утро - в храм; в дополнение к этому - двунадесятые праздники и их всенощные.

Весь круг общения матери - такие же шарахнутые религией люди, с неофитскими болезнями той или иной степени тяжести. Редко, крайне редко (пару раз в год) бывали у нас в гостях родительские друзья времён их молодости. И с раннего детства я понял, что есть два мира. Мир людей, свободных от обязательств перед Богом, и мир людей, которые вынуждены жить по этим правилам. Двадцать лет спустя выкорчёвывание этой двойственности потребовало нескольких месяцев работы с психологом.

Отец смотрел на обилие религиозных практик вокруг себя с лёгким юмором и с не очень сильным раздражением, рассчитывая, что рано или поздно дети подрастут и сами разберутся, или даже надеясь, что со временем жена разочаруется "в попах", как он выражался. Из желания угодить ей, он, прагматик до мозга костей, согласился покреститься и повенчаться, поехав для это к указанному отцу А.: тот согласился сделать это без регистрации и, обратите внимание, не был сколь-либо смущён отсутствием у моего отца веры в Бога. Отец А. спросил у него: "Есть ли у Вас доказательства, что Бога нет?" - и, получив ответ "нету", произнёс:"Кто не против нас, тот с нами", - сочтя это достаточным оправданием для того, чтобы преподать таинства Крещения, Евхаристии и Брака человеку, который вовсе не собирается не то, чтобы жить как воцерковлённый христианин, а который вообще не исповедует Христа Богом.

Ну и самое основное: отец был занят зарабатыванием денег. Трое детей, жена зарабатывала после выхода из декрета не особо много, а на дворе был конец восьмидесятых. Не находя возможности как-то улучшить атмосферу в семье и повысить качество своего брака, отец всего себя вкладывал в то, чтобы в семье были деньги. И с большим (по тем временам) успехом.

Что я имею в виду под качеством брака? Ну что ж, родители давно не живут вместе, сами эту тему в разговорах со мной затрагивали, я уже давно сам отец и муж, поэтому скажу в открытую: судя по всему, до обращения моя мать была отнюдь не противницей разнообразных плотских радостей в постели. Но обращение свело это на нет. Я даже не говорю о сексе, отличном от вагинального; всё гораздо прозаичнее: секс в пост, в котором, согласно апостолу Павлу, жена мужу отказать не может, сводился просто к тому, чтобы… лечь. И это была рекомендация отца А. Дескать, если мужчина тебя хочет, то просто возьмёт, ты не сопротивляйся. А вот если ему нужны ласки и страсть - то значит, это не настоящая глубинная потребность, а просто желание себя побаловать - и нечего такому мужскому желанию потакать.

***
Примечание редакции. К сожалению, повсеместно внушаемое глупыми монахами и священниками отвращение к супружеским отношениям, и не только во время поста, привело к многочисленным разводам, особенно в тех случаях, когда супруги были неверующими.

Брак честен - ложе непорочно. Стыдиться радости интимных супружеских отношений - это не только глупейшее обеднение себя счастья от близости с любимым человеком, но противоречит слову Божьему:

"А о чем вы писали ко мне, то хорошо человеку не касаться женщины. Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа. Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. Впрочем это сказано мною как позволение, а не как повеление" (1 Кор.7:1-6).



Отец и до этих перемен, вероятно, мог себе позволить что-то на стороне, но брак их это не разрушило. Но после обращения, с учётом количества постных дней в году, от супружеской жизни мало чего осталось. Вместо того чтобы лучше следить за собой как в косметическом, так и в интеллектуальном плане, дабы и после сорока оставаться для мужа интересней, чем молодая поросль, матушка моя всё свободное от работы и от ухода за детьми время уделяла религии.

Отцу приходилось конкурировать с матерью за детей. Отец давал технические, энциклопедические знания, мать - религиозные, причём чисто "практические": речь не о детской библии (была и она), а о том, что ребёнок в 6 лет знал, что такое тропарь, кондак, икос, в какие посты можно рыбу, в какие нельзя, и т.д.

Ах да, забыл сказать. Когда в шесть лет мать застала меня рассматривающим и играющимся со своим половым органом (это не мастурбация, а просто обычное любопытство ребёнка к собственному телу), то повела меня на первую исповедь, где священник объяснил мне, что"пису трогать нельзя, иначе руки отсохнут". И это в семье, где отец был кандидат наук, где дед (покойный мамин отец) был большим начальником в одном из транспортных министерств, прадед - главным инженером завода, где книжные полки были забиты под завязку литературой самого разного рода, начиная от Стругацких с Брэдбери и заканчивая Айрис Мёрдок, Голсуорси и Эмилем Золя.

В 1990 году отец проиграл, увы, главную битву за свою семью. Сестра окончила школу (одну из лучших английских спецшкол в Москве). Писаной красавицей её, увы, назвать было никогда нельзя, но при должном уходе, ЗОЖ и косметике её вполне можно было бы назвать если уж не привлекательной, то по меньшей мере интересной. Однако давления религиозной матери сестра выдержать не смогла, усвоила все религиозные ценности и пропиталась ими до мозга костей. И уж не знаю, что её на это толкнуло - опущенная религиозными практиками ниже плинтуса самооценка, несчастная любовь или что-то ещё, но летом 1990 года она, взяв благословение на то у известного лаврского духовника отца Н. (который был также и духовным отцом отца А.), поставила семью перед фактом, что уходит в недавно открывшийся женский монастырь в Калужской области.

Читать далее...

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
vlad_chestnov
Nov. 19th, 2018 09:37 pm (UTC)
Вроде постил уже?
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars