?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Царицу-мученицу Александру Федоровну зачастую, просто сказать, не любят. Умудряются признавать за ней святость – канонизированность в разряде страстотерпцев – и оставаться при стереотипах столетней давности: дурно мол влияла на царя, была истеричкой и ретроградкой и т.д. Погубила Россию – так по-прежнему считают и многие православные! Не ведают, что думают. Ибо все это просто какая-то накипь сознания, восходящая к сознанию тех, кто предал и императора, и Россию. От этого можно отрешиться, примеры имеются, и поэтому можно надеяться, что клевета залезет под плинтус. В день рождения Государыни (она родилась 25 мая 1872 года) хочется вспомнить о ней правдиво ...



Принцесса Алиса Виктория Елена Луиза Беатриса. Фотография до замужества

Письмо старшей сестры

Сохранилось письмо преподобномученицы Елизаветы Федоровны, адресованное сестре-Царице, написанное в порядке новогодних поздравлений и пожеланий в самом начале января 1898 года, т.е. через три с половиной года после того, как гессенская принцесса Аликс стала Государыне Российской. Испытываешь горечь, когда читаешь в этом письме: "...Ты должна сиять, как настоящее солнце, каким ты была при мама; чтобы все были рады знакомству с тобой; улыбка, слово - и все будут молиться на тебя. Я знаю из опыта, как неописуемо любезны и преданны могут быть здешние люди. И никогда не падай духом; пару упрямцев нельзя переделать - просто промолчи, когда все поднимают шум. Улыбайся, улыбайся, пока не заболят губы, думая о том, что другие унесут счастливое впечатление, и если они хоть однажды узнают твою улыбку, они никогда ее больше не забудут; главное - это первое впечатление. Подумай о милых улыбках тетушек Аликс и Минни, которыми они издавна славятся. Весь мир говорит о твоей красоте и твоем уме, теперь покажи им твое сердце, которое русские хотят почувствовать и увидеть в твоих глазах!". Здесь стоит пояснить, что принцессу Аликс Гессенскую называли в детстве, при жизни матери (которой она лишилась, когда ей было шесть лет) sunny – "солнышко" или sunbeam – "солнечный лучик" по-английски. Минни – это домашнее имя вдовствующей императрицы Марии Федоровны, Аликс – ее родная сестра.

Возникает невольная досада: "Что же она не послушалась своей сестры?!". Но Елизавета Федоровна писала, словно не считаясь с тем, что характер перенять невозможно, и, очевидно, вовсе не представляя той атмосферы неприятия, в которую оказалась погруженной молодая (юная!) императрица.

Недоразумение

Природная застенчивость Царицы Александры Федоровны усугублялась физическим недомоганием. Об этом свидетельствовала София Буксгевден, фрейлина императрицы, из самых близких: "У нее была постоянная боль и чувство удушения, почти хроническая невралгия и вместе – радикулит, от которого она так тяжко страдала". Окружающим казалось, что выражение лица царицы говорит о высокомерии и холодности, в то время как та, что была объектом внимания, сдерживала сильную боль.



Трудности с самого начала

В обстоятельной книге А.Н. Боханова "Александра Федоровна" названы конкретные дамы высшего света, которые скверно отнеслись к молодой императрице с первых дней ее царствования и преуспели в своих стараниях распространять о ней ложное мнение. Увы, вдовствующая императрица Мария Федоровна не пыталась противостоять возникавшей вражде и не оказывала Царице Александре никакой моральной поддержки. Хуже того, именно двор Марии Федоровны стал в итоге одним из пристанищ для тех, кто склонялся к измене. Это никоим образом не исходило от Марии Федоровны, так сложилось… И вообще, отношения царственных свекрови и невестки требуют осторожности в обсуждении. Ибо слишком легко поддаться настроению толпы, которая, как сказано Пушкиным, "в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего".

Единственным человеком из новых родственников, кто принял бывшую немецкую принцессу с сердечным расположением, была 12-летняя девочка, младшая сестра Государя, великая княжна Ольга Александровна. Она вспоминала впоследствии: "Из всех Романовых ей досталось больше всего злословия. Она вошла в историю такой оклеветанной! <…> Я вспоминаю, что многие вещи я едва выносила, будучи подростком. При дворе моей матери считали, что она все делала не так. Помню, однажды у нее была жуткая головная боль; она вышла к обеду бледная, и я слышала, как за столом говорили, что она в плохом настроении, потому что наша мать разговаривала с Ники о каких-то назначениях министров. Даже в самый первый год - я помню это очень хорошо - если Аликс улыбалась, считали насмешкой. Если она выглядела грустной - говорили, что злится".

Возможно ли было, в такой ситуации, рассчитывать на понимание и нелицемерную помощь в делах милосердия, к которым стремилась Царица? к которым с раннего детства была приучена.

Читать далее...