?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Почему взрослые люди боятся черных кошек, чем отличается суеверие от благочестивой традиции и что ждет тех, кто не верит в плохие приметы, корреспондент "НС" Екатерина Степанова выясняла у священника-этнографа протоиерея Александра Шантаева и у лингвиста-этнографа Елены Левкиевской.

***

Протоиерей Александр Шантаев родился в 1964 году в Западно-Казахстанской области. В 1991 году окончил Киевский государственный художественный институт. Рукоположен во священники в 1994 году. С 1994-го по 2004 год служил на приходах сел Введенское, Берендеево, Львы Ярославской епархии. В 2004 году - настоятель Спасо-Преображенского собора Угличского кремля. Директор молодежного социального центра во имя св. царевича Димитрия Угличского. Автор книг "Святые блаженные-калеки в современной житийной литературе", "Священник. Колдуньи. Смерть. Этнографические очерки сельского прихода", "Асина память", "Между небом и Львами. Записки на полях церковного года".

Тяга к таинственному

- Отец Александр, как появляются православные суеверия, почему в христианскую традицию примешиваются языческие обряды: через какое плечо правильно передавать свечу в храме и тому подобное?

- Дело, я думаю, не в каких-то именно "православных" суевериях, а в том, что суеверность присуща человеческому сознанию в принципе. Народные, то есть догматически не просвещенные формы религиозного мировосприятия очень устойчивы. Не сомневаюсь, что есть свои специфически буддийские или мусульманские формы народной набожности. Античные и римские авторы, по-нашему язычники, например Лукиан, высмеивали суеверия своих современников. Что такое, собственно, суеверие? Слово "суеверие" было изобретено по аналогии со словами "суемудрие", "суесловие" в петровскую эпоху, для адекватной передачи латинского superstition. Эпохой ранее разные неподобные обычаи обозначались польским словом "забобоны", которое нет-нет, а попадается и сегодня в народной речи. Просвещенная часть общества начинает обращать внимание на суеверие тогда, когда устанавливается нормативное представление о вере, когда здравое понимание вещей противопоставляется нездравому. Феномен "суеверия" коренится в присущей человеку тяге к таинственному, которая в искаженном грехопадением мире является искаженным же стремлением к Таинству, к жизни в Святом Духе.

- Одной моей беременной подруге верующие женщины в храме рекомендовали до родов не трогать кошек, иначе, мол, у малыша на спине шерсть вырастет… Как им объяснить, что это ерунда?

- Ну, можно посоветовать не трогать до родов заодно и кактусы, чтобы шерстка не получилась колючей, а также избегать прикасаться к изогнутым предметам, чтобы ножки не стали кривыми… А если серьезно, в случае с вашей подругой мы видим характерное проявление магического сознания. Вера, по словам святого Диадоха Фотикийского, есть мысль о Боге, лишенная идолопоклонства. Эти женщины-советчицы в храме, они же уверовавшие, принявшие Христа. Но это принятие веры не огласило все окраины и закоулки личности: поверху - церковная жизнь с соблюдением всего предписанного уставом, а с исподу именно оккультное (т. е. скрытое, потаенное) убеждение, что существуют еще более секретные взаимосвязи в мире, нежели те, что открыто исповедуются Церковью. Кстати, многие представители "колдовского и целительского цеха" играют именно на этом тайнознании и посвященности для немногих в отличие от провозглашаемого во всеуслышание Евангельского благовестия.

Людям, которые подвержены суевериям, непросто объяснить, почему так или иначе поступать неправильно. Этим людям следует объяснять Христа и открывать для них Евангелие! В наше время люди массово причисляют себя к исповедующим православную веру, и правильно делают, но опыт подлинного богообщения все-таки очень редкий. И не в силу исключительности самого этого опыта (хотя это так и есть), но в силу того, что нужно искреннее желание проснуться. Пробудиться, очнуться, что ли. Искать Бога, а не только правильно выполнять установленные обряды.

Когда человек действительно вступит в личностный, подлинный диалог с Богом, откроет Его в себе, научится соотносить свое дыхание и свою жизнь с Ним, с Евангелием, тогда ему не надо будет объяснять, через какое плечо правильно передавать свечу. Все суеверия развеются как туман…

- Моей родственнице как-то подложили под коврик у входной двери иголку, она очень испугалась сглаза, хотя, кажется, верующий человек. Как ее успокоить?

- Испуганному ничего не докажешь, если он лишь только "немножко" христианин и при этом боится приворотов, заговоров и всех этих "вампирических" и "энергетических" воздействий. Как излечиться от трусости? Воспитанием смелости! Усилием воли, работой над собой, напряжением тех мышц, что расположены между ушами, то есть мозговой деятельностью, а также душевным трудом. Христос, несомненно, призывает нас преодолевать страхи и страхования. Ну хорошо, испугалась родственница: "Какой ужас, кто-то мне желает зла!" - а потом помолилась и вспомнила евангельское: "У вас же и волосы на голове все сочтены; Не бойтесь же…" (Мф.10:30) Не бойся! Господь с нами! Такая заповедь для верующего: не бойся приворотов, сглазов и ночных стуков! А уж если ты боишься, тебе ничего не поможет: хоть ты обложись святыньками и ходи в водолазном костюме, наполненном святой водой.

vedma-03

Колдунья, насылающая болезнь. Немецкая гравюра, 1489 год

Человек перед лицом смерти

- Множество суеверий связаны со смертью. Однажды я видела, как на похоронах поругались близкие люди из-за того, как правильно ставить портрет - в ногах или в голове покойника и куда портрет должен смотреть! Наверно, при помощи этих ритуалов люди пытаются меньше думать о смерти?

- Современные горожане пытаются свести свои отношения со смертью к разумной функциональности. Умирает - не надо ему об этом говорить, чтобы он не расстраивался, в больницах стены раскрашивают в приятные тона, чтобы поменьше было депрессивности. Когда человек все же умер, в гробу не хоронить - страшно деткам смотреть на мертвого, лучше быстренько кремировать, собрать останки в эстетичную урну. На похороны прикупить соответствующий наряд, темненький, может, еще потом пригодится. Помянуть где-нибудь в кафе неподалеку, чтобы посуду после гостей не мыть. А после всех церемоний, поплакать, конечно, и саженцы цветочков в колумбарий прикупить. Ну и, само собой, жилплощадь высвободилась, а это уже вопрос будет посерьезнее смерти! Разумеется, я утрирую, и вовсе не с целью кого-то обидеть. Просто смерть - это такое зеркало, в которое бесконечно вглядывается человеческая цивилизация. Всмотритесь в нашу культуру смерти, и вы увидите то, что Филипп Арьес (французский историк, автор книги "Человек перед лицом смерти") назвал "переворачиванием", "если ада нет, то и рай меняет свой облик". Торжествующая идеология консьюмеризма простирается и на загробную жизнь. В восприятии внецерковного и околоцерковного большинства ад упразднен как "недоброкачественная услуга" со стороны Бога, не отвечающая современным требованием безопасности потребителя. Рай остался, но без Бога, так как Его близкое присутствие мешает нормально расслабиться и вкусить плоды вечности. Отсюда такая забота о формальных интересах покойника: портретах, венках, каких-то вещах в дорогу… В урбанистической практике погребальной обрядности в первую очередь присутствует стремление так упокоить умершего и уважить, собственно, саму Смерть, чтобы, выражаясь современной безличной лексикой, "свести риски претензий со стороны последних к минимуму".

- А как быть верующему, например, на похоронах, когда родственники его просят совершить какие-либо ритуальные действия: переворачивать табуретки после гроба или поставить на поминках перед портретом умершего стакан водки с хлебушком? Не соглашаться же, несмотря на мифопоэтику…

Читать далее...

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars