April 18th, 2016

К Истине

Зачем они так хотят уволить министра Мединского

В условиях травли министра Мединского со стороны идеологических противников, либеральной интеллигенции, столкновения внутри "партии власти" играют только на руку оппонентам. Кому и чем настолько не угодил министр культуры, что поднялась масштабная кампания?



Стоило министру культуры Владимиру Мединскому подставиться (или, точнее, позволить себя подставить), как на него обрушилась волна возмущений и обвинений в СМИ. Арест его заместителя и еще нескольких подчиненных, которых обвиняют в хищении 50 млн. рублей при реставрационных работах, используют как предлог для атаки на неудобного министра: не дожидаясь итогов судебного дела, многочисленные "доброжелатели" выносят Мединскому приговор и требуют его отставки.

Подключились даже некоторые депутаты заксобрания Санкт-Петербурга, которые с какого-то перепугу потребовали принять обращение к правительству с предложением об отставке министра культуры. Не вышло – остальные депутаты оказались умнее.

Откуда же такая прыть? И кому так не угодил Мединский, что поднялась масштабная кампания?

Каждому, кто следит за культурной жизнью России, ответы на эти вопросы прекрасно знакомы. Это не принято говорить вслух, но Мединского жутко ненавидит, чуть ли не на уровне инстинктов, так называемая творческая интеллигенция. Точнее, та ее существенная часть, что ориентирована на Запад и воспринимает все традиционно русское как "мракобесие".

Будучи ее идеологическим антагонистом еще до прихода в министерство, Мединский открыто бросил вызов этой тусовке, оккупировавшей с 90-х годов российскую культуру и медиасреду. И за четыре года он нанес столько ударов по "прогрессивному искусству", что предстает в глазах его адептов "жандармом режима", душащим свободу творчества, – этакой современной Фурцевой.

Если вы спросите какого-нибудь модного критика о Мединском, он с неподдельным возмущением и даже ненавистью перечислит многочисленные примеры вреда, нанесенного министром "прогрессивной общественности".

Одним из первых стал отказ министерства в господдержке кинофестивалю Виталия Манского "Артдокфест", на котором любили смаковать ужасы российской действительности, а в 2014-м сделали специальную программу "Украина не Россия". В знак гражданского протеста гордый оппозиционер Манский, привыкший к бюджетному финансированию, эмигрировал в Латвию.

При Мединском Министерство культуры в конфликте церковной общественности с постановщиком оперы "Тангейзер", в которой актер в образе Иисуса участвовал в оргиях прямо на сцене, встало на сторону первых.

Произошел прецедент за все постсоветское время – государственная власть вместе с традионалистски настроенным большинством выступила против сомнительных экспериментов в культуре. Было продекларировано и доказано на деле, что в рамках госполитики нравственность в искусстве важнее безответственной свободы. Невиданное нахальство "мракобесов".

Еще одной "виной" Мединского перед рукопожатным сообществом стало увольнение главы Госархива Сергея Мироненко. И даже не само увольнение, а тот "отлуп", который был дан министром за антиисторические высказывания о "10 миллионах кулаков", репрессированных Сталиным, и якобы выдуманном подвиге 28 панфиловцев. Мединский открыто выступил против антисталиниста, а такое со времен Хрущева непозволительно. И наказывается клеймом поклонника тирана и сатрапа.

Недопущение Министерством культуры в отечественный кинопрокат сомнительных фильмов стало вопиющим примером жестокой государственной цензуры, вернувшейся при Мединском. Как же – чиновники посмели запретить порнографический фильм Гаспара Ноэ "Любовь" и русофобскую заказуху Вайды про "Катынь".

Можно спорить, насколько это действенный метод, но позиция Мединского не допускать к широкому прокату чернуху и порнографию вызывает насколько сильное раздражение "творческой интеллигенции", настолько сильную поддержку народа. Одновременно с этим Минкультуры оказало финансовую поддержку истинно народной картине "28 панфиловцев" – про тех самых героев, которых, по мнению бывшего главы Госархива, не существовало. Очередная непростительная "ошибка" Мединского.

Феномен выставки Серова – пусть и косвенная, но, несомненно, такая же "вина" министра. Преобразования в музейной деятельности, приведшие к улучшению доступности галерей и заинтересовавшие искусством широкую аудиторию, способствовали тому, что в один морозный январский вечер рукопожатная общественность вдруг обнаружила, что народ в прямом смысле потянулся к прекрасному.

На фоне падения рубля и роста инфляции люди выстроились в очередь не за колбасой и в обменники, а в Третьяковку за картинами классика. Эффект разорвавшейся бомбы произошел в тот момент в головах "избранных интеллектуалов". Выставки соцреализма, запускаемые по стране одна за другой при Мединском, только утяжелили "грех" сталинизма нынешнего министерства.

Но пиком "падения" Мединского в глазах прогрессистов является провозглашение новой государственной культурной политики, следствием которой и стали все действия Министерства культуры последних лет.

Среди озвученных министром принципов этой политики можно назвать "русскость как ядро русской культуры" и "самобытность России как отдельной цивилизации". Для творческой элиты, молящейся на Запад, такие слова как нож в спину. Такого нельзя простить.

Говоря по существу, принципы и ценности культурной политики, озвученные Мединским, стали первой откровенной попыткой государства сформулировать национальную идею, государственную идеологию. Ту самую, что официально запрещена Конституцией 1993 года.

Читать далее...
К Истине

О современных недоумениях в связи с Гаванской декларацией и документами на Критский собор

Мне написали уже многие люди с вопросами типа: "вот, епископ Лонгин перестал поминать патриарха, это правильно?", "вот, такой-то диакон перестал поминать патриарха и записал по этому поводу ролик, что скажете?", "вот, кто-то там еще собирается перестать поминать патриарха, присоединяйтесь!" Выскажусь подробно и аргументировано. Текст получился большой, но, надеюсь, тех, кто действительно хочет разобраться, это не остановит. Боюсь, написанное мною, не понравится ни первому "лагерю", ни второму, но моя задача не в том, чтобы писать тексты, которые всем понравятся, а в том, чтобы выразить истину.



Про непоминание Патриарха

Непоминающие и им сочувствующие ссылаются на 15-е правило Двукратного собора. Оно вообще-то направлено против раскольников и запрещает прекращать поминание патриарха, даже в случае реальных канонических преступлений с его стороны - до того момента, пока он не будет осужден полномочным собором епископов:

"Если какой-нибудь пресвитер или епископ, или митрополит дерзнет отступить от общения со своим патриархом, и не будет возносить имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но, прежде Соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол, ─ таковому святой Собор определил быть совершенно чуждым всякого священства".

То есть, даже если патриарх, положим, прилюдно блудит, убивает людей, нарушает любой другой канон, включая те, что запрещают молитвы с еретиками, никто не вправе до его соборного осуждения прекращать его поминовение. Это то, что говорит правило. Но там есть одна оговорка, одно исключение, и вот на него-то и ссылаются непоминающие. Прочитаем внимательно эту оговорку:

"Отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некой ереси, осужденной святыми Соборами или Отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в Церкви, таковые если и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным".

И вот, прочитав этот текст внимательно, посмотрим теперь через его призму на то, что нам говорят. Происходит примерно такой диалог:

- Надо прекращать поминать патриарха Кирилла, потому что он еретик!

- А на основании чего мы можем понять, что он еретик?

- Ну как, он ведь встречался с папой!

- А что это за ересь такая: "встреча с папой"? Кто и когда ее осудил? И как быть со свт. Марком Эфесским, который тоже встречался с папой?

- Дело не только в том, что он встретился с папой, он подписал декларацию, и вот в ней-то неприкрытая ересь!

- Какая именно?

- Он признал папу епископом! Он ведь поставил свою подпись на документе, где расписался также папа, который при этом представился как папа Римский, значит, патриарх признал его таковым!

- Так святой Марк Эфесский тоже признавал папу - папой, обращаясь в своей речи к нему так: "Святейший Отец" и "Блаженнейший Папа Ветхого Рима". В чем ересь-то?

- Ладно, будет тебе ересь: в этой декларации патриарх Кирилл назвал еретиков-папежников христианами, а их еретическое сборище - церковью! А значит, он считает их такой же Церковью, как и Православную Церковь, а это ересь и поэтому-то надо немедленно прекращать его поминовение!

- Безусловно, приравнивать еретическое сообщество к истинной Церкви Христовой, объявлять их равнозначными или частями одной Церкви - это лжеучение. Которое, кстати, отвергнуто нашей Церковью на соборе 2000 г. Но само по себе наименование "христианин" или "церковь" еще не подразумевает такого учения. Ведь уже давно сложилась традиция именовать еретиков христианами, а их сообщества - церквами, не полагая их настоящей Церковью или истинными христианами, а условно, как часть их самоназвания. Пара примеров из прошлого: свт. Филарет Московский говорил: "Всякий, во имя Троицы крещенный, есть христианин, к какому бы он не принадлежал исповеданию". А Послание восточных Патриархов о Православной вере 1723 г., переданное англиканам через Святейший Синод Российской Церкви, обращается к англиканам как к "достославным и возлюбленным во Христе Архиепископам и Епископам", и говорит по вопросу "о соединении Церквей". В указе Святейшего Синода от 20-го февраля 1800 г. предписывалось: "Если умрет иноверец христианского исповедания и не будет священника или пастора... того исповедания, к которому умерший принадлежал... то препроводить труп с места до кладбища обязан священник Православного исповедания". Таких примеров привести можно много. Если это ересь, то почему святые Игнатий (Брянчанинов), Иоанн Кронштадтский, Амвросий Оптинский и другие не прекратили поминание "Святейшего правительственного синода" в то время? А если они не прекратили, то почему мы сейчас должны поступить иначе? И для чего делать вид, что будто бы патриарх Кирилл первый в истории Православия употребил в отношении еретиков слова "христианин" и "церковь" и что будто бы само такое наименование является осужденной соборами или святыми отцами ересью?

- Да ты просто провокатор, шавка гундяевская, продал Православие и т. д. и т. п.

Примерно к такому заключительному "аргументу" приходят те, кто выдвигает озвученные выше аргументы, когда им показывают их несостоятельность. Их сознание твердо встало на рельсы этой нехитрой схемы "встретился с еретиком - еретик, назвал епископом, христианином или церковью - еретик", и все, что в эту схему не вписывается, отвергается как "ухищрения провокаторов". Хотя абсолютно любой человек может без труда убедиться в ложности этой схемы, обратившись к любым церковным дипломатическим документам прошлых веков. Вот с какой стороны ни начнете копать, уткнетесь без труда в факты, разбивающие эту схему. Все, кто сомневается - пожалуйста, идите и проверьте мои слова, посмотрите, назывались ли инославные сообщества нашими святыми и официальными церковными властями "церквами", их сторонники - "христианами", а их иерархи - "епископами"[1].

Подобного рода мышление, в принципе, неудивительно для людей века сего, которые зачастую руководствуются не разумными обоснованиями, а чувствами, и уже не так редка ситуация, когда на обращенную к оппоненту просьбу как-то обосновать его взгляды, сталкиваешься с тем, что он искренне не понимает, о чем идет речь.

Помню, как несколько лет назад переписывался с одним священником, собиравшимся уйти в раскол (и ушедшим в итоге). С догматической и канонической сторон я объяснил ему, почему нет оснований считать нашу Церковь еретической и выходить из нее. Что самое удивительное, в своем ответе он признал, что не может по существу опровергнуть моих доводов. Однако он продолжил: "но неужели вы не чувствуете, как все прогнило в московской патриархии и как нестерпимо находиться здесь нормальному человеку?"

Весьма показательный стиль мышления. Нет, я не чувствую этого, но даже если бы и чувствовал, то не считал бы для себя возможным класть свои чувствования в основание решения о прекращении поминовения или уходе куда-либо.

Я, как священник, перед Богом и своими прихожанами имею обязанность руководствоваться в своих действиях четкими и ясными догматическими и каноническими соображениями. Поэтому, повторюсь, когда мне предлагают перестать поминать патриарха, я должен получить внятный ответ: "на основании чего?" Что за ересь, осужденная соборами или святыми отцами, официально принята нашей Церковью, либо проповедуется сейчас принародно в Церкви ее предстоятелем?

Многие отвечают: ересь экуменизма!

Про "ересь экуменизма"

Я потратил немало времени на изучение этого вопроса. И вот что обнаружил.

Единственным святым, который употреблял словосочетание "ересь экуменизма" был преподобный Иустин Попович. При этом собственно ересь для него заключалась в т. н. "теории ветвей", которую преподобный называл "и неевангельской, и бессмысленной, и неестественной" [2].

Еще один святой, критиковавший экуменизм, - недавно прославленный святитель Серафим Соболев. Само слово "ересь" к экуменизму он не прилагал, но называл его "отступлением от Православия" и "ниспровержением православной веры в Церковь". В качестве главного заблуждения экуменистов святитель указывал мысль о том, "что к Церкви принадлежат все крещеные во Христа, [таким образом они] ставят в один ряд как православных, так и еретиков, признавая тех и других телом Христовым", и "под этой единой церковью они разумеют не только всех православных, но и всех инославных христиан"[3]. По этому поводу святитель замечает: "Эта экуменическая точка зрения совершенно расходится с православным взглядом, который под единой Церковью всегда разумеет одних только истинно-верующих православных людей. Наша Церковь никогда не считала еретиков входящими в ее состав, в состав самого Тела Христова".

Является ли то, что формулировали в качестве заблуждений экуменистов святые Серафим и Иустин, искажением догматов? Является. Можно ли это назвать ересью? Безусловно. Исповедует ли наша Церковь официально эти заблуждения? Слава Богу, не только не исповедует, но и осудила их на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 г. В соборном документе "Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию" ясно сказано, что "Православная Церковь не может принять тезис о том, что, несмотря на исторические разделения, принципиальное, глубинное единство христиан якобы нарушено не было и что Церковь должна пониматься совпадающей со всем "христианским миром", что христианское единство якобы существует поверх деноминационных барьеров" (II. 4), "совершенно неприемлема и связанная с вышеизложенной концепцией так называемая "теория ветвей", утверждающая нормальность и даже провиденциальность существования христианства в виде отдельных "ветвей"…" (II. 5), "для Православия неприемлемо утверждение о том, что христианские разделения… существуют лишь на исторической поверхности и могут быть исцелены или преодолены при помощи компромиссных межденоминационных соглашений" (II. 6), "Православная Церковь не может признавать "равенство деноминаций"" (II. 7). Также в документе четко говорится, что именно "Православная Церковь есть истинная Церковь Христова... Церковь Христова едина и единственна" (I. 1-2).

Читать далее...