May 8th, 2013

К Истине

Конфуцианство как религия


Единственное учение китайского происхождения, которое получило значительное распространение за пределами Китая, - конфуцианство. Многие отказывают ему в праве называться религией. Действительно ли конфуцианство безрелигиозно? В поиске ответа на этот вопрос диакон Георгий Максимов обращается к наследию основателя этой доктрины.

confucio

Конфуций

Конфуцианство было официальной идеологией Китайской империи на протяжении более двух тысяч лет, и более пятисот лет официальной идеологией Кореи. Это единственное учение чисто китайского происхождения, которое получило значительное распространение за пределами Китая, прежде всего в Корее, Японии и Вьетнаме. В настоящее время оно имеет миллионы последователей в различных странах Азии [1].

Многие отказывают конфуцианству в праве называться религией. Действительно, всё, что ассоциируется со сферой религиозного - сказания о Боге или богах, духах, рассуждения о посмертной участи души и загробном мире, - находится на периферии в рассуждениях Конфуция, который больше высказывался о вопросах нравственных и социальных.

В обоснование тезиса о "безрелигиозности" конфуцианства часто приводят следующий эпизод: "Цзы-лу спросил о том, как служить духам. Учитель ответил: "Не научившись служить людям, можно ли служить духам?" [Цзы-лу добавил:] "Я осмелюсь узнать, что такое смерть". [Учитель] ответил: "Не зная, что такое жизнь, можно ли знать смерть?"" (Лунь Юй, 11.11). В другом месте сказано, что "учитель не говорил о чудесах, силе, беспорядках и духах" (Лунь Юй, 7.22).

Однако при целостном рассмотрении наследия Конфуция оказывается, что некорректно интерпретировать указанные тексты как отрицающие религиозность вообще. Конфуций мало говорил о религиозных вещах не потому, что отрицал или игнорировал их, а во многом потому, что эта сфера, по его мнению, менее всего требовала исправлений.

Конфуций не начинал создавать своё учение "с чистого листа", напротив, он подчёркивал, что проповедует мудрость, дошедшую из глубокой древности. Поэтому он вполне воспринял тот комплекс религиозных представлений, какой дошёл до него от предков. В этих представлениях можно выделить три элемента: китайцы издревле почитали Небо (тянь), почитали духов и почитали души умерших предков.

Древнейшие китайские надписи, сохранившиеся на гадательных костях, содержат обращения к Шан-ди, "Верховному владыке". Так китайцы называли самого главного Бога, от которого зависело всё в мире, но кроме него они признавали существование низших богов и духов, которые, как и люди, были подчинены воле Шан-ди.

Также китайцы с древности употребляли понятие тянь ("небо"), когда говорили о верховном Боге [2]. Некоторые исследователи предполагают, что Шан-ди обозначал личного бога, а Небо - безличную божественную силу, но в текстах оба понятия часто употребляются как синонимы. В более позднее время название "Небо" начинает использоваться значительно чаще, чем "Шан-ди".

С Небом в Китае тесно связаны два понятия: мин (воля Неба) и тян-мин (дарованное Небом право на царствование). Через мин и тян-мин Небо действует в мире людей. Всё происходящее в жизни человека - здоровье, болезнь, богатство, нищета и т.д., - совершается в соответствии с мин. Добродетельный правитель получает тян-мин, и его царствование протекает благополучно, если же он или кто-то из его преемников становится порочным и перестаёт заботиться о подданных, то лишается тян-мин, в стране происходят беспорядки, и его свергают.

Именно с почитанием божественного Неба связано то, что свою страну китайцы стали именовать тянь ся ("Поднебесная"), а своих правителей - тянь цзы ("сын Неба").

Среди низших божеств особо почитался дух Земли, посвящённые ему алтари имелись как при дворе правителей, так и в каждой деревне. К нему часто обращались с мольбами об успешном урожае. Другим особо почитаемым духам также устраивали капища или алтари.

Огромное значение для китайцев имел культ душ или духов умерших, особенно великих предков. Китайцы верили, что у каждого человека есть две души - материальная по, которая появляется в момент зачатия, и духовная хунь, которая входит в младенца после рождения. После смерти человека душа по отправлялась в преисподнюю, а душа хунь - на небо.

Обязанностью родственников считалась забота о загробном состоянии душ предков, особенно души по. По представлению китайцев, души предков могли влиять на жизнь своих потомков. В одном древнекитайском памятнике говорится про древнейшую династию: "Иньцы почитали духов и руководили народом с помощью служения духам" [3]. В хрониках последующей династии Чжоу также можно встретить записи о явлении духа предка, дающего советы или делающего выговоры.

Главным проявлением "заботы" об умерших являлись посвящённые им жертвоприношения. У китайцев в домах имелись особые места с табличками, на которых были написаны имена предков. Перед ними кланялись и возжигали курительные свечи, а в определённые дни совершали жертвоприношения из различных напитков и яств. Перед этими табличками глава дома рассказывал о наиболее значимых семейных событиях, им же представляли невесту сына или внука. К этим табличкам относились так, как если бы в них обитала душа умершего.

Итак, все эти три элемента - культ Неба, культ духов и культ душ умерших - нашли своё место в конфуцианском учении.

Например, типично языческий обряд "кормления" душ умерших приводится среди рекомендаций Конфуция: "Когда [родители] умрут, [надлежит] похоронить их в соответствии с ритуалом и приносить им жертвы" (Лунь Юй, 2.5); также говорится о том, что следует почитать духов (см.: Лунь Юй, 6.20), неоднократно упоминается о необходимости познавать и чтить волю Неба (см.: Лунь Юй, 16:8; 20.3).

Читать далее...


К Истине

Молитва преподобному Ефрему Сирину

Подвижник и духовный писатель, живший в IV в. С юных лет оставил мир и удалился к отшельникам, после того, как попал в тюрьму по ложному обвинению. После, уже будучи христианином, еще раз подвергся клеветническому обвинению в совращении девицы, однако Богом был оправдан пред людьми. Немало сил приложил к борьбе против арианской ереси, написал много толковательных и нравственных сочинений, покаянных и погребальных песнопений. Заступник всех невинно оклеветанных и притесненных, покровитель иночества, податель смирения и целомудрия.

Читать молитву...


К Истине

Местный туземец, открытый к новому: зачем сектантам митрополит Иларион Алфеев?

Эту очень показательную сектантскую статью мы хотим привести для примера истинной мотивации неопротестанских сект, идущих на сотрудничество с отдельными (и, слава Богу, единичными!) православными "прогрессивными" архиереями. Которые ради "сотрудничества" с лицемерными и лукавыми сектами доходят то того, что маргинальные неопротестантские секты готовы называть термином "церковь" "как знак уважения к их самоназванию". Но им-то это только надо! Чтобы еще более авторитетно заниматься прозелитизмом среди русских. Чтобы потом, тыкая в глаза православным апологетам "любезности" единичных (!) иерархов, пытаться заткнуть апологетам рот: "Как вы можете называть нас сектами?! Нас на самом высоком уровне называют братьями и наши организации церквями, и ведут с нами диалог и сотрудничество".

mitropolit_hilarion-02

Митрополит Волоколамский Иларион Алфеев, председатель Отдела внешних Церковных связей Московской Патриархии

И так, православные туземцы, читайте, как нас учат правильно сажать кукурузу…


                                                                                                           ***

К вопросу о роли евангельских христиан в России

Представьте себе, что какая-то организация, занимающаяся помощью развивающимся странам, решила послать агронома в Латинскую Америку, чтобы он научил местное население более эффективно выращивать кукурузу. Получив все необходимое, наш агроном направляется в столицу страны и просит руководителей сельского хозяйства направить его туда, где он более всего нужен.

- Поезжайте в отдаленное селение, где до сих пор выращивают кукурузу старыми методами – говорят ему в сельскохозяйственном департаменте.

По прибытию в это древнее индейское поселение американец-агроном встречает местных жителей и пытается как-то объяснить им через переводчика, который приехал с ним из столицы, что их методы возделывания кукурузы устарели.

Вскоре появляются старейшины этого поселения и заводят разговор с "американо".

- Что вы хотите?

- Я хочу научить ваших людей получать высокие урожаи кукурузы, у вас тут устарелые методы и низкие результаты.

- Как долго вы выращивали кукурузу?

- Пятнадцать лет. Я получал отличные урожаи.

- А знаете ли вы, что наши предки первыми начали выращивать кукурузу около 4 тысяч лет назад? Чему вы можете нас научить?

Уезжать иностранцу нельзя, у него - план и бюджет. Поэтому он поселяется в домике на краю селения и начинает усиленно думать, как помочь в выращивании кукурузы людям, у которых есть свое чувство гордости, своя иерархия власти и которые не очень жалуют "американос".

Взрослые как обычно слишком заняты и не могут тратить время на болтовню с иностранцем, так что вскоре этот иностранец заводит некоторые знакомства среди детей. Через несколько месяцев один из местных мальчишек уже сносно говорит по-английски и помогает иностранцу как переводчик, за что получает жвачки, шоколадки и другие мелочи.

Настал день, когда иностранец и его мальчик-переводчик пошли поговорить с вождем поселения. Они хотели объяснить вождю, как можно получать более высокие урожаи кукурузы. Немного послушав, вождь раскритиковал иностранца, сказав, что его подход ухудшит духовную атмосферу, разрушит устои и культуру, изменит экономический уклад, и к тому же все это потребует огромных материальных затрат.

Скорее всего, вождь увидел в иностранце угрозу своей власти и авторитету, но выслать докучливого гостя из поселения он не мог…

Погоревав немного, агроном решил действовать по-другому. К следующему сезону он расчистил и разработал небольшой участок земли рядом с общинным полем. Там он посеял кукурузу и начал выращивать ее с применением доступных прогрессивных технологий. Осенью его кукуруза выглядела заметно лучше, чем кукуруза на большом поле общины.

Как-то вечером к агроному зашел один из молодых членов совета вождя и попросил рассказать, как иноземец получил такой хороший урожай. Через мальчика-переводчика агроном объяснил ему всю технологию выращивания. Молодой член совета вождя в чем-то согласился, в чем-то - нет. Он попросил новых сортов семян у американца, и тот с радостью поделился с ним семенами.

На следующий год племя решилось начать применять некоторые элементы новой технологии: лучшие семена, лучшая подготовка почвы и т. д. Это не замедлило сказаться на урожае! С годами племя стало применять все больше элементов новой технологии.

Кто смог внести изменения? Иностранец? Нет! Мальчик-переводчик? Нет! Один из местных лидеров, открытый к новому!


illarion&sectants


"Американские агрономы" на встрече с "молодым туземным литером, готовым принять новое". Второй справа - лидер томской секты "Церковь Прославления" Виктор Тихонов - его секта ведет активнейший прозелитизм среди православных христиан Томска, им перекрещено уже сотни и сотни православных...

Теперь рассмотрим эту модель в условиях России.

Община – это Россия. Общинное поле – это духовное поле России, преимущественно основанное на православии. Агроном – это иностранные миссионеры, а мальчик-переводчик - верующие из евангельских церквей. Небольшое поле на краю общинного поля православия – это евангельские церкви, учебные заведения и миссии. Один из местных лидеров, открытый новому – прогрессивная часть руководства Русской православной церкви.

Как духовно "обустроить" Россию? Могут ли это сделать иностранные миссионеры? Нет! Им не доверяют, их боятся как конкурентов, они не понимают местную культуру и делают много ошибок, нередко применяя неоколониальный подход.

Могут ли изменить ситуацию мальчики-переводчики, то есть евангельские верующие и их руководители? Нет! Евангельские верующие не обладают необходимой для этого властью и авторитетом в российском обществе.

Читать далее...