March 11th, 2013

К Истине

Житие преподобного Силуана Афонского

Память: 11/24 сентября
Преподобный Силуан Афонский (мирское имя - Симеон) родился в 1866 году в Тамбовской губернии Лебединского уезда Шовской волости в селе Шовском в благочестивой семье крестьянина Иоанна Антонова.

Родители его были трудолюбивыми, кроткими и от природы мудрыми, хотя и неграмотными. Большая и дружная семья, вспоминал впоследствии старец, жила бедно, однако нуждающимся в помощи никогда не отказывала, порой делясь с ними последним. Особенно радушно в семье принимали странников. Отец беседовал с ними о Боге и христианской жизни, и эти беседы производили сильное впечатление на восприимчивую душу отрока.

С детства Симеон трудился вместе со старшими, в меру сил помогая отцу в поле и братьям на строительных работах в помещичьем имении. По этой причине, видимо, он вынужден был оставить сельскую школу, проучившись в ней только две зимы. Но стремлении к знаниям (которое характеризовало его отца, "томившегося своею темнотою") было присуще преподобному всегда.

siluan_afonskiy-02

Преподобный Силуан Афонский. Фото 30-e годы XX века

Жизнь набожной семьи Антоновых неразрывно связана с храмом, посещение которого прививало Симеону с младенчества чувство благоговения перед словом Божиим, воспитывало его в духе христианского смирения и других добродетелей. В храме он постигал церковную грамоту, учился сосредоточенной молитве, внимал чтению "Житий святых". Спустя несколько лет юноша, возлюбив Господа всей душой, пожелал удалиться в монастырь и принять постриг в Печерской Лавре. Его стремление, однако, не встретило поддержку отца, который настоял на том, чтобы сын сначала поступил на воинскую службу и лишь после ее прохождения решил, кем ему быть.

Повинуясь родительскому слову, Симеон вернулся к своей обычной жизни. Было ему в ту пору девятнадцать лет. Благочестивое намерение вскоре оставило его, и он, подобно многим своим сверстникам, поддался соблазнам мира. Молодой, красивый, сильный, а к тому времени уже и зажиточный, он наслаждался жизнью и в шумной суете мира начал было забывать первый зов Божий к иноческому служению.

Но Господь уберег его от погружения в греховную пучину, вновь призвав уйти от мирской суеты и вступить на путь монашества. Произошло это, по свидетельству старца, при следующих обстоятельствах: однажды, вернувшись домой с гулянья, он задремал и в тонком сне, глядя на себя как бы со стороны, увидел, как в него проникает "злосмрадный змий". Почувствовав отвращение, он проснулся и в момент пробуждения услышал произнесенные Самой Пресвятой Богородицей слова: "Ты проглотил змия во сне и тебе противно; так и Мне нехорошо смотреть на то, что ты делаешь".

Осознав свои грехи, юноша горячо раскаялся в них перед Господом и возблагодарил Божью Матерь за явленную к нему доброту. Это событие имело решающее значение для выбора дальнейшего пути. К нему вновь вернулось желание посвятить свою жизнь Богу.

Воинскую службу Симеон проходил в Санкт-Петербурге. Был он воином исполнительным, в поведении примерным, в отношениях с товарищами по службе верным, за что его любили сослуживцы. В армии с особой силой проявился дар его мудрого совета, следуя которому, многие обрели душевный покои и благополучие. Уйдя на службу с живой верой и глубоким покаянным чувством, Симеон никогда не забывал о Боге. К тому времени чудесным образом определилось и место его будущих монашеских подвигов - Святая Гора Афон, куда он был "от мрака греховного к свету Истины Христовой Самой Пречистой призван". Он часто думал об иноческой жизни и, желая хоть как-то помочь насельникам монастыря, несколько раз посылал на Афон накопленные деньги. О внутреннем состоянии преподобного в тот период красноречиво свидетельствуют слова его сослуживцев: "А он умом на Афоне и на Страшном Суде".

Незадолго до окончания воинской службы Симеон решает испросить молитв и благословения отца Иоанна Кронштадтского - святого праведного Иоанна. Не застав его, он оставляет записку со словами "Батюшка, хочу пойти в монахи; помолитесь, чтобы мир меня не задержал". В казарме он уже на следующий день почувствовал вокруг себя "адское пламя", которое "гудело" с тех пор не переставая повсюду, где бы он ни находился.

Много лет спустя в записках преподобного прочтут: "О великий отец Иоанн, молитвенник наш! Благодарю я Бога, что видел тебя, благодарю и тебя пастырь добрый и святой, ибо ради твоих молитв я расстался с миром и пришел на Гору Афонскую, где увидел великую милость от Бога".

Всего одну неделю Симеон пробыл дома. Собрав подарки для монастыря и необходимое в дорогу, он попрощался со всеми и отправился на Афон. Осенью 1892 года преподобный прибыл на Святую Гору и был принят послушником в Русский Пантелеймонов монастырь в пору расцвета этой обители.

Жизнь старца в монастыре была проста, доступна и внешне ничем не примечательна: сначала его послушанием была тяжелая работа на мельнице, на смену которой пришел хлопотливый труд эконома, заведование мастерскими, продовольственным складом, а на склоне лет - торговой лавкой.

Читать далее...


К Истине

На смерть Андрея Панина…

Когда узнаю о смерти кого-либо, первое что всегда приходит в голову - слова из покаянного канона: "…видех бо во гробе лежащая брата моего безславна и безобразна… Что убо чаю, и на что надеюся? Токмо даждь ми, Господи, прежде конца покаяние".

На каждой Литургии в просительной ектении мы просим у Бога: "Христианския кончины живота нашего, безболезенены, непостыдны, мирны, и доброго ответа на Страшнем Судище Христове, просим".

Смерть как итог жизни может быть показательной, и сказать об истинной сути жизни человека более, чем его видимые для всех дела.

Готовя к публикации повествование о жизни и поучениях одного из ярких подвижников ХХ века – преподобного Силуана Афонского "Старец Силуан Афонский", которое написал его ученик архимандрит Софроний Сахаров, нашел такой рассказ:

"Другой из старейших монахов Монастыря, схимонах Трофим, весьма замечательный подвижник, жизнь которого могла бы послужить благим примером для многих, после кончины Старца (Силуана – прим. СМ) читал часть его записок. Слова Старца о любви Божией, о смирении, о том, чтобы "держать ум свой во аде, и не отчаиваться", и другие - произвели на него глубокое впечатление. Помню нашу встречу с ним у "малой порты" Монастыря. Остановив меня, он сказал:

- Теперь я увидел, что Отец Силуан достиг в меру Святых Отцов… Кончина его меня убедила.

- Отец Трофим, - позволил я себе сказать, - неужели полвека совместной жизни в Монастыре вас не убедили в этом, а только кончина?"

Можно привести в пример смерть профессора Александра Павловича Доброклонского, известного церковного историка конца XIX – начала XX века.

"А.П. Доброклонский умер в январе 1938 года после тяжелой и продолжительной болезни. Его кончина была поистине христианской. "Александр Павлович, - вспоминал о Доброклонском его коллеге В.В. Фармаковский – был верующим православным христианин, но совершенно был чужд всего показного в своей глубокой и искренней вере Болезнь свою переносил стоически, безропотно, хотя осознавал приближение смерти". Почувствовав дыхание смерти, он попросил пригласить к нему священника, исповедовался и причастился Святых христовых Таин. Затем он собрался с силами и позвал всех присутствующих в доме для того, чтобы объявить свою последнюю волю. Он простил всем долги и передал часть своих сбережений на благотворительные нужны. К вечеру впал в беспамятство и наследующий деь предал свою бессмертную душу в руки Божии (Цитировано по А.П. Доброклонский "Руководство по истории Русской Церкви" - М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, Общество любителей церковной истории, 1999. С. – 5- 6).

Вот уж воистину христианская кончина – мирная и непостыдная. Такая смерть - великий дар от Господа за добрую жизнь.
***

Андрея Панина нашли утром 7 марта в его московской квартире на Балаклавском проспекте. Первым забил тревогу и вызвал полицию близкий друг Геннадий Русин - Панин четвертый день не отвечал на звонки. Когда сотрудники полиции следом за Русиным попали в квартиру, они увидели Андрея Панина, лежавшего с разбитой головой в луже крови. Как установят эксперты, смерть наступила примерно за сутки до этого.

panin


Актерская слава вожделенна для многих. Но чего ради положить 30 лет свой жизни на лицейство, чтобы умереть в 50, нелепо, в одиночестве, никому ненужным из сродников (обеспокоился о Панине друг, а не жена или жены, и дети)…

Все его творчество, роли и экспрессия печально оценены его такой безнадежной смертью…

Умер в 39 лет Владислав Галкин в одиночестве…

Умер в 41 год РоманТрахтенберг (настоящая фамилия Горбунов) в результате сердечного приступа, начавшегося во время эфира на радио "Маяк"…

Умер в 46 лет Владимир Турчинский от инфаркта. Проснувшись утром, Турчинский почувствовал себя плохо. Он потерял сознание, упал на пол и ударился подбородком…

Примечательно, все они были во втором - третьем браке – это еще одно их проклятий актерской славы…

Почему Господь не оставил им шанс на покаяние перед смертью?

Впрочем, лучше задать себе вопрос, даст ли мне Господь перед смертью покаяние и возможность соединиться с Ним во Причастии?

"И соблюди мя, да наглая смерть не похит мя неготоваго…" (Покаянный Канон, 4 богородичен).

Максим Степаненко, руководитель
Миссионерского отдела Томской епархии
Русской Православной Церкви
"На злобу дня" - 11.03.2013.


Какую смерть Православная Церковь считает постыдной и какую непостыдной

На каждой воскресной службе мы молимся о ниспослании непостыдной смерти. Какую смерть Православная Церковь считает постыдной и какую непостыдной? Если можно, приведите, пожалуйста, примеры. Алексей

Иеромонах Иов (Гумеров):

"Смерть – общий удел всех людей, "путь всей земли" (3 Цар. 2.2). Смерть является последним событием земной жизни человека. Для праведника заканчивается время подвига, а у грешника отнимается последняя возможность делать грехи. "Бог побуждает нашу свободную волю к спасению, и дал человеку границы до самой смерти для того, чтобы он покаялся и обратился к Богу, и до самых этих границ помогает ему и протягивает ему руку. Но затем, когда он перешел эти границы, Бог более не подъемлет его и не пособствует ему. И посему, когда человек умирает в смертном грехе, он уже упорно остается в состоянии этого греха и больше не может вернуться назад, потому что он лишается Божественной помощи, без которой невозможно подняться. Потому что своими силами невозможно подняться от греха. И поэтому, когда люди, жившие без покаяния и исповеди, дошли до сего последнего состояния, им трудно вернуться назад, потому что они приблизились к времени этого состояния окоченелости в грехе, которое бывает после смерти" (Иероним Савонарола. Об искусстве хорошо умирать. Гл.3. – ЖМП, 1998, № 12, 1998).

Смерть смерти рознь. Слово Божие называет кончину грешников лютой (Пс. 33:22), если даже внешне она была обычной и спокойной. Лютая она потому, что за ее вратами начинаются лютые терзания, нескончаемая скорбь. "Когда такие бедствия ожидают грешников, – какая будет им польза от того, дома ли и на постели своей они окончат жизнь? Равно как и праведникам не будет никакого вреда оттого, что окончат настоящую жизнь от меча, или железа и огня, когда они имеют перейти к вечным благам. Поистине смерть грешников люта. Такова была смерть того богача, который показал презрение к Лазарю и, хотя окончил жизнь дома, на постели, в присутствии друзей, своею смертию, но, по отшествии, горел в огне и не мог найти там никакого утешения в благоденствии настоящей жизни" (св. Иоанн Златоуст. Беседы о статуях. 5.1).

Смерть любого христианина, жившего угодно Богу, непостыдна, т.е. неукоризненна. Честна пред Господем смерть преподобных Его (Пс. 115:6). Честна – значит, почетна, с честью. В молитвенном прошении она названа также мирной, т.е. в мире с Богом. В святой Библии перед нами проходит не только жизнь праведников, но и их блаженная смерть: кончина патриархов, насыщенных жизнью (Быт 25:7; 35:29; 49:33), таинственная смерть Моисея на горе Нево, с вершины которой он увидел Обетованную землю (Втор. 34:1-7), тихая смерть Давида, умершего в доброй старости (1Пар.29:28), мученичество апостола Стефана, молившегося за побивавших его камнями: Господи! не вмени им греха сего (Деян.7:60). Слово Божие воздает особую честь тем, кто в великой битве добра и зла был с Богом: блаженны мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними (Откр.14:13).

Чтобы и нам сподобиться непостыдной кончины, надо каждый день начинать с мысли о том, что еще ничего не сделано для спасения, и другого дня больше не будет. Господь, которому мы не только верим, но и во всем доверяем, дает каждому возможность приготовить себя верой, добрыми делами, исполнением евангельских заповедей к этому особому дню. Тогда каждый христианин может "встретить смерть без страха, мирно, непостыдно, не как грозный закон природы, но как отеческий зов бессмертного Отца Небесного, святого, блаженного, в страну вечности" (св. Иоанн Кронштадтский)".
Православие.Ru - 07.10.2006.


Читать далее...