January 15th, 2013

К Истине

Российские дети должны жить в России

Центральный Совет Профсоюза граждан России считает, что российские дети должны жить в России. Наша общественная организация всецело поддерживает "закон Димы Яковлева" настоящее название которого - "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ".

pcr


Члены и сторонники Профсоюза граждан России уверены, что Россия должна запретить международное усыновление во все страны, а не только в США. Разрешая его, как редкое исключение, в самых крайних случаях.

Страсти вокруг запрета на усыновление российских детей гражданами США не утихают. Либералы кричат, что "закон Димы Яковлева" якобы ставит крест на жизни российских сирот. По их мнению, только американцы, и больше никто, могут дать будущее нашим детям.

Истерия, которую устроила "свободная" и "независимая" пресса вокруг этого закона выходит за рамки здравого смысла. Откуда-то берутся несусветные цифры, что сегодня в России беспризорников больше, чем в войну. На страницах в Интернете всплывают то 600, то 700 тысяч, а то и целый миллион беспризорников.

Но если мы обратимся к официальной статистике, то видим совершенно другую картину. По итогам 2011 года в России выявлено немногим более 82 тысяч детей, оставшихся без попечения родителей. При этом наметилась явная тенденция уменьшения их числа http://www.usynovite.ru/statistics/2011/1/.

На семейные формы устройства в 2011 году в семьи российских граждан было передано 67,5 тыс. детей, из них 7,4 тыс. – на усыновление, 56,7 тыс. – под опеку (попечительство). В сухом остатке в структуре семейного устройства в 2011 году всего лишь 5% российских детей были переданы на усыновление иностранными гражданами - http://www.usynovite.ru/statistics/2011/2/

К примеру, в 2008 году российскими гражданами было усыновлено более 9,1 тысяч детей, иностранными – 4100. В США за этот период было передано 1773 российских ребенка, 97 из которых – инвалиды. Всего в 2008 году иностранцы усыновили 213 детей-инвалидов.

Россияне в том же – 2008-м году усыновили 635 детей инвалидов, что в три (!!!) раза больше, чем все вместе взятые дети с ограниченными возможностями, усыновленные иностранцами. Кроме того, нельзя забывать, что помимо усыновления имеются и другие формы устройства ребенка в семью. Так, родственная опека была оформлена над 1043 детьми-инвалидами, неродственная опека – над 153, патронат или воспитание в семейных воспитательных группах оформлен над 113-ю детьми. Суммируем – и получаем, что в кризисный 2008 год наши соотечественники взяли на воспитание в свои семьи 1944 ребенка-инвалида.

Еще раз акцентируем внимание: только в 2011 году российские папы и мамы взяли на воспитание 67 500 детей! И это несмотря на все бюрократические препоны. По словам уполномоченного по правам ребенка в Петербурге Светланы Агапитовой, только в прошлом году в петербургском центре "Семья" прошли подготовку около 400 петербуржцев, желающих усыновить малышей (Эта информация была опубликована на портале информагентства Фонтанка.Ру в апреле 2012 г.) Но при этом иностранных усыновителей оказалось больше. Напрашивается вопрос – кто же имеет приоритетное право усыновления российских детей: граждане нашей страны или иностранцы? Светлана Агапитова сообщила, что в аппарат Уполномоченного по правам ребёнка в Петербурге обратились 10 российских граждан из других регионов, которые столкнулись с серьёзным противодействием при попытке усыновить малышей в нашем городе.

Известно, что в России действует несколько десятков учреждений, занимающихся оформлением документов для усыновления российских детей иностранными гражданами. Работают они, понятное дело, не безвозмездно, а за фиксированную плату – цена варьируется от 40 до 60 тысяч долларов. Как вы думаете, у кого при таком раскладе больше шансов взять ребенка – у россиян, для которых, по закону нашей страны, процедура оформления усыновления и опеки бесплатна, или у иностранцев, отстегивающих кругленькие суммы в карманы посредников и чиновников?

Читать далее...

К Истине

Жизнь без государства

Зачем жители больших городов бегут от "нового мирового порядка"

Глухая сибирская тайга, деревня Гореловка, названная так потому, что выросла на пятачке выгоревшей тайги. В последние годы, впрочем, ее название приобрело новый смысл. Отцу Валентину, 87-летнему священнику из-под Новосибирска, было видение, что "вся земля будет гореть", но Гореловка посреди этого апокалипсиса устоит. В результате здесь появилась целая колония молодых переселенцев из ближайших городов. У них нет паспортов, ИНН и прочих официальных признаков существования, и тем не менее их поселение стремительно растет: жизнь без государства, оказывается, имеет страшную притягательную силу.
gorelovka-01

С властью не связывайся

Здесь и правда можно прожить без документов, денег и регистрации: крестьянский труд формальностей не требует. К тому же на любого беглеца от государства местные по традиции смотрят лояльно - в Гореловке наслоилось уже три волны "отказников": потомки староверов (бежали от царя), потомки кулаков (бежали от советской власти) и последняя волна - бегуны от "нового мирового порядка".

О наличии власти на планете Земля здесь напоминает только облезлый Ленин. Рядом с ним мы встречаем местного жителя, который на мое "здрасьте!" громко отвечает:

- А нас качает, качает волна морская!

Это человек обыкновенный, государственный, с паспортом. Но таких здесь меньшинство. Воинствующий атеизм сюда толком так и не добрался. Тут не вступали в пионеры и в колхоз, не оформляли паспорта, отказывались от пенсий, не открывали двери во время переписи населения. Неформальный лидер "отказников" старой закалки - Иван Бухарин, красивый бородатый мужчина, старовер из согласия рязан-беспоповцев. Мужиков у здешних старообрядцев дефицит: их бабы замуж не выходили в память своих матерей, хранивших верность расстрелянным мужьям, и теперь доживают свой век в одиночестве.

Все свои 55 лет Иван прожил без паспорта.

- Я, - говорит, - бригадиром в колхозе работал. Месяца два-три поработаю, потом сверху сигнал: убрать! Мол, как это - без паспорта и бригадиром… А через три месяца председатель сам приезжает: возвращайся, работать-то некому.

Из дальнейшего рассказа Бухарина как-то так получается, что добросовестней всего в этих местах на отечество пашут как раз те, кто исповедует принцип "с государством не связывайся".

- Да и чего в нем толку-то? - пытается Иван прикрыть мистику прагматикой. - Вот сейчас один мужик умер. У него сын в армии. Жена приходит в военкомат телеграмму сыну дать. Ей говорят: 600 рублей. Ну вот как это?

Где тут электронный концлагерь?

- Народу волшебного у нас тут хватает, - не без гордости говорит специалист районной комиссии по делам несовершеннолетних Светлана Дьячкова. - Одна бабушка через суд добилась права жить по советскому паспорту. Потому что в нем нет шестерок. И ничего - живет, слава богу. Но вот с таким случаем, как у Подистовых, мы столкнулись впервые.

Молодые беглецы из Новосибирска Подистовы, родив третьего ребенка, отказались регистрировать его в загсе.

- Закон вообще-то требует регистрировать детей, но никаких санкций за отказ не предусматривает, - жалуется Дьячкова. - Мы к Подистовым приехали домой - чистота идеальная, дети накормлены, ухожены, претензий никаких. Такое вот "неблагополучие" видим впервые. И ведь, судя по всему, случай этот не последний, молодежи сюда много бежит. Как реагировать - не знаем, честно говорю. Вот, почитайте.

Светлана сует мне четыре листа объяснительной Подистовых. Написано складно, красиво, в жанре антиутопии: "Россия втягивается в общемировой глобализационный процесс, целью которого является построение “нового мирового порядка”. Это будет не что иное, как всемирное сетевое общество, где упраздняется само понятие государства, где законы управления кибернетическими системами механически переносятся на систему социальную, а каждый человек становится обезличенным “узлом сети”… Это общественное устройство можно определить как электронный концлагерь в планетарном масштабе".

Осилив все четыре странички, понимаю: Подистовых возмущает, что при регистрации ребенка ему присваивается личный код, который во всех государственных базах данных фигурирует вместо полученного при крещении имени. Потом с помощью этого кода всех нас заставят что-то делать. Пока, правда, не совсем понятно что. Но, наверное, что-то мерзкое. Например, ходить на работу. И все это, по мнению авторов объяснительной записки, - предсказанные еще в Библии признаки наступления царства антихриста, а за ним и конца света.

Читать далее...

К Истине

Про самое страшное (о запрете усыновления российских детей в США)

Если кто думает, что самое страшное уже случилось – депутаты запретили усыновление русских сирот кровожадными американцами – то это вы зря. Самое страшное только-только начинается.

Не нужно быть индейцем майя, чтобы предсказать: после такого великого морального потрясения, какое в эти дни испытал "креативный класс", российским детским домам впору занимать круговую оборону. В сторону сиротских учреждений направят свои стопы (уже направили!) многие тысячи фейсбучников. По велению совести, под воздействием идеологического зуда, по инстинкту вселенской отзывчивости. Ну а как же иначе?! Ведь надо же что-то делать!

kid-32


Наверное, это действительно лучшие представители политически активных офисных прокрастинаторов. Те из них, которые хотя бы готовы оторваться от компьютера и сделать что-то в реальном мире. Именно такие после прошлогодней Болотной пошли в в районные депутаты (кстати, что-то давно не слышно об их подвигах). Думаю, и теперь найдется немало горячих сердец, чьи обладатели захотят подкрепить свою политическую позицию реальным действием и взять в семью бедного ребеночка. Насовсем, конечно, а как же еще? Ну, или хотя бы на новогодние каникулы. Чтобы подарить бедному зайке чайную ложечку счастья. А если злые путинские бабищи из районо не дадут, то хотя бы вступить с ним в переписку. Заодно провести идеологическую работу, объяснить, кто виноват в его несчастьях, кроме предателей-родителей. На худой конец можно просто собрать домашний детский неликвид и навестить всей своей конторой какой-нибудь не слишком далекий детский дом. Чтобы поднять личную самооценку и укрепить корпоративный дух. Как-то так.

Уважаемый российский креативный класс, я очень надеюсь, что у тебя хватит здоровой подлости быть непоследовательным и всего этого не делать! Не приближайся к детским домам с серьезными намерениями. Ты даже не представляешь, насколько безответственно это будет с твоей стороны. Хочешь как-то помочь сиротам – лучше дай денег благотворительной организации, которой доверяешь. Ну, можешь даже приехать разок с гуманитарным грузом – детишки споют тебе "Песенку мамонтенка", от которой их уже тошнит, и в очередной раз проклянут месяц декабрь, во время которого им приходится каждый день умилять сердца заезжих "благотворительных вампиров". Но залезать в детскую душу глубже – не смей. Не твое это.

Вот посмотри на меня. Есть поступки, которые я не совершу в своей жизни добровольно ни при каких обстоятельствах. И первым в этом списке стоит оно – усыновление чужого ребенка. Не потому, что мне не нравятся чужие дети. А потому, что мне не нравлюсь я.

Потому что я и сам из этих, из креативных, из творчески одаренных, самовлюбленных особей, чей склад ума и характера несовместим с тем адским трудом, которого требует воспитание чужого ребенка. Я вообще плохо себе представляю, что может быть тяжелее последствий, которые ждут человека, решившегося на усыновление в эмоциональном порыве, а потом пожалевшего об этом. Наверное, страшнее только идти в атаку под пулеметным огнем. Хотя нет – в атаку проще. В атаке ты хотя бы можешь погибнуть. А тут – всю оставшуюся жизнь живи и мучайся.

Я еще раз повторю: это не потому, что чужой ребенок нехорош. Это потому, что ты – не из тех людей, которые умеют любить. Настоящей, бестолковой, тупой любовью, которой не нужны никакие "потому что". Да, да, вот именно ты! Тот, который всю прошлую неделю недосыпал, остервенело нажимая лайки под постами ненависти, и скрежетал зубами, сочиняя свои собственные. Наверное, ты неплохой человек, но к чужим детям нас с тобой подпускать нельзя – в этом смысле мы лишь немногим лучше педофилов.

Одно время мне пришлось очень плотно заниматься темой детских домов. Не скажу, что это была экскурсия в ад. Скорее, наоборот – я лишился многих негативных стереотипов. Например, о том, что наши детдома – это концлагеря 21-го века. Вранье. Кормить и одевать своих сирот Россия более-менее научилась, чего не скажешь о воспитании и обучении. Сейчас вообще главные проблемы у подростка начинаются не в самом детдоме, а когда он выходит из него, как в открытый космос – ничего не умея, ничего не желая, да еще к тому же с парой сотен тысяч рублей родительских алиментов, которые скопились за эти годы.

Другой фейсбучный миф – что якобы в нашей стране живут жестокие люди, которые не любят принимать в семьи чужих детей, особенно с неидеальной медицинской картой. Это очень сильно преувеличено. Во всяком случае, я сам бывал в регионах, где местные власти выстроили грамотную систему замещающих семей, и даже за детьми-инвалидами люди там томятся в листе ожидания.

Но среди прочего я твердо уяснил: хорошие усыновители получаются из врачей, педагогов, военных, чиновников, пенсионеров, трактористов, шоферов, уборщиц, священников. И крайне редко – из журналистов, психологов, политиков, активистов благотворительных движений, художников, писателей и прочих представителей породы вечно самовыражающихся кроликов.

Читать далее...

К Истине

Молитва преподобному Серафиму, Саровскому чудотворцу

Преподобный Серафим Саровский происходил из благочестивой купеческой семьи города Курска; с юных лет обнаружил тягу к благочестию и монашеским подвигам, 17-ти лет оставил родительский дом; сначала подвизался в Киево-Печерской Лавре, а потом - в Саровской пустыни Тамбовской губернии. За святую жизнь сподобился неоднократного посещения Божией Матери и святых. Преподобный Серафим был прозорлив, исцелял душевные и телесные недуги: его молитвенную помощь неоднократно испытывали на себе не только православные, но и люди других вероисповеданий. Великий, утешитесь и целитель, преподобный Серафим - скорый помощник, всем притекающим к его помощи.

Читать далее...