December 21st, 2012

К Истине

Как попасть в Царствие Небесное?

Вопрос 344. Здравствуйте! Я рассказал детям, что единственный стопроцентный способ для любого, в том числе и неверующего, попасть в рай - это умереть "за други своя". Насколько я неправ? Если можно, с цитатой. Заранее благодарен, Алексей.

Читать ответ...

К Истине

Секреты усталости: как научиться отдыхать?

Всегда ли нам понятно, отчего именно мы устаем? Ведь не определив правильно характер усталости, мы не сможем правильно отдохнуть. Объясняет Алексей Паршин, главный психотерапевт кризисного отделения Москвы на базе 20-й клинической больницы, старший научный сотрудник Института психиатрии.

Невроз – способ выживания

Сегодня люди устают от жизни. Причины здесь внешние и внутренние. Внешние связаны со средой обитания человека, которая в мегаполисе патологична, противна человеческой природе.


family-23


В прямом и переносном смысле человек оторван от земли. Любой городской житель интуитивно знает, какое удовольствие он получает от ходьбы по земле, а не по асфальту, от ходьбы босиком. Это связано с тем, что человеку необходимо разряжать свое статическое электричество, накопление которого приводит к перенапряжению. Во-вторых, видеоэкология и аудиоэкология. Взгляд человека в городе все время во что-то упирается, а в норме человек должен видеть свободный горизонт. Почему многие едут на море? Потому что там они интуитивно находят этот горизонт, безбрежность.

Видеоэкология – это и навязываемая реклама в городе, на которую мы вольно или невольно реагируем. Аудиоэкология – это и машины, и музыка из наушников соседа в метро, из ларьков, в магазинах и т. д. Музыка как насилие: эту музыку не я выбрал, но вынужден слушать. Все эти звуки противоестественны и потому болезненны. Посмотрите, как ваша кошка реагирует на звук пылесоса или рекламный крик в ТВ? И наоборот, почему, например, человеку хорошо в лесу, в горах, на море? Потому, что он оказывается в естественной среде, где и глаза, и уши получают то, для чего они были когда-то созданы.

Чтобы выжить в нездоровой среде, к ней необходимо приспособиться, то есть самому стать нездоровым. Поэтому невроз – в широком смысле, как повышенная степень тревожности, утомляемости, ранимости, депрессивность и т. д., которой страдают сейчас многие, – это нормальный способ адаптации к ненормальной среде. Другой способ приспособления – эмоциональная индифферентность (тупость) как реакция защиты.

Внутренние причины усталости от жизни экзистенциальны, связаны с самим человеком. Человек устает от себя, когда он себя не понимает, забывает, предает, когда он живет не свою жизнь, что очень многозатратно, потому что приходится тратить силы еще и на преодоление бессознательного сопротивления, нежелания так жить. Другая крайность – когда человек увлечен своим делом, и работа ему в радость настолько, что он пренебрегает заботой о себе.

Делите свой пафос надвое

Кроме души, у человека есть тело, которое он получил в дар вместе с жизнью. И за то, в каком оно будет состоянии, отвечает его хозяин. Заботиться о теле – его обязанность. За пренебрежение этим подарком, этим чудом творения приходится расплачиваться усталостью, бессилием.

Чем человек отличается от верблюда? Если верблюд надорвется и упадет, это ответственность погонщика, который его нагрузил. Если человек надорвется – это его ответственность. Потому что он сам взвешивает свои силы, решая, сколько на себя взять. Как понять свою меру? Я своим пациентам – людям, мучающимся от переутомления, – предлагаю простой способ: определить то количество дел, которые человек предполагает сделать, и поделить надвое. Полученное и будет объективной нормой для человека с точки зрения медицины. Допустим, я могу нести сто килограмм один километр. Значит, чтобы не надорваться, мне нужно нести пятьдесят килограмм.

Такое уполовинивание связано с тем, что мы способны остановиться только тогда, когда надорвемся. Неправильно реагировать на чувство усталости как на первый сигнал о том, что пора отдыхать. Когда мы чувствуем, что устали, отдыхать уже поздно! Тогда уже часто реабилитировать человека впору. Как вставать из-за стола надо, когда еще хочется есть, так и перерыв в работе надо делать тогда, когда тебе еще хочется продолжать, а не когда ты смотреть уже на это не можешь.

Читать далее...

К Истине

Записки психиатра

Избранные размышления о болезни, "опиуме народа" и шестом чувстве
Записи, которые размещает в своем блоге врач-психиатр Борис Херсонский, трудно определить одним словом. Это одновременно и заметки известного литератора и поэта, и фрагменты большого пласта воспоминаний о нашей недавней советской истории, и размышления врача, который стал верующим еще в атеистические времена. С позволения Бориса Григорьевича, мы публикуем лишь некоторые из его записей, хотя понимаем, что для читателя это будет всего лишь прикосновение к теме, достойной целой книги. И мы надеемся, что у одессита Херсонского такая книга когда-нибудь появится.

А чего они гимны воспевают?!

Для многих моих коллег сама по себе религиозность была признаком начинающейся шизофрении. Да и теперь некоторые коллеги воспринимают религиозность именно так. У меня была пациентка с анорексией (болезненное снижение аппетита, приводящее к истощению) – очень чувствительная, образованная, религиозная девушка. Мать решила "получить второе мнение" и повела ее на консультацию к другому врачу. Тот сказал так: "Она больна, потому что – православная". Мама и сама была верующей женщиной. Поэтому после консультации она впала в шоковое состояние, и мне пришлось какое-то время поработать и с ней.

Ходовое нынче среди интеллигенции выражение "православие головного мозга" выдает ту же застарелую установку в еще более гипертрофированном варианте: православие не признак болезни, оно само по себе болезнь. Мои друзья забывают, что с тем же успехом можно сказать: "либерализм головного мозга", "атеизм головного мозга".

Борис Григорьевич Херсонский. Родился в 1950 году, живет на Украине, в Одессе. Известный современный поэт, автор нескольких книг и многочисленных журнальных публикаций (в том числе и в "Фоме"). Врач-психиатр, кандидат медицинских наук, заведующий кафедрой клинической психологии Одесского национального университета. Принял крещение и воцерковился в 1970-е годы. Многие духовники не благословляют своих чад принимать лекарства и лечиться у специалистов. Печатаются книги, в которых психическая болезнь объясняется греховностью. Все это вопреки тому, что я когда-то читал в "Настольной книге священника", где работа с душевнобольными была выделена в особую главу. Автор – священник, наверняка имеющий медицинское образование и практический опыт работы врача-психиатра. Для него нет сомнений в том, что психические болезни существуют, он считает, что пастырское душепопечение о больных психически должно сочетаться с нормальным, научно обоснованным лечением. К сожалению, не все духовники понимают эту простую истину....

Но я хочу вернуться в то время, когда работал в областной психиатрической больнице. Свою религиозность я скрывал. Однажды "прокололся". Мой друг подарил мне серебряное колечко с образком и надписью "от святаго преподобнаго Серафима Саровского". Этот кольцо я носил, пока его не заприметил зоркий старший врач больницы, строго потребовавший, чтобы я кольцо снял. И я малодушно снял кольцо. Оно тут же потерялось – это было наказание Божье за трусость, весьма легкое, но – болезненное. Дело в том, что друг, подаривший мне его, трагически погиб, и кольцо было памятью о нем.

Но все тайное становится явным. Был у меня знакомый пожилой священник, отец Николай М. И имел он грех, весьма в народе распространенный, в духовных кругах именуемый винопитием. Прекрасный, добрый человек, отец Николай был тяжелым алкоголиком. Наконец он согласился пройти курс лечения. Я попросил родственников привезти его в приемный покой на моем дежурстве. Но никого, ни о чем просить нельзя. Привезли его в совершенно другое время, и на приеме был другой доктор. Отец Николай был выпивший и – в прекрасном расположении духа. Он рассказал о том, что его ждет доктор Херсонский, и о том, какой доктор Херсонский "глубоко верующий человек", ну и еще кое-что обо мне рассказал.

Слух пронесся по больнице. И постепенно – затих. Я побывал у главного. Он подверг меня маленькому допросу. Я ясно и четко подтвердил, что да, хожу в церковь. Главный только рукой махнул.

Никаких последствий для меня этот эпизод не имел.

Интересно, что уже в канун перестройки, при Черненко, наступило "обострение хронического атеизма". Дело в том, что в облисполкоме вели статистику крещений. Если какой-то район области по этому показателю выходил вперед, это считалось недоработкой райкома. И вот в какой-то год оказалось, что именно Ленинский район, где находилась психушка, взял первое место!

Немедленно собрали бюро райкома. Партийных врачей и фельдшеров обязали ходить по церквям и опознавать там сотрудников. Если сотрудник будет замечен в посещении церкви, то... Было не вполне ясно, как воздействовать на этих темных людей. Но райком велит!

Две моих прямых сотрудницы были членами КПСС. Они планировали совершить набег на храмы Одессы с целью выявления несознательного элемента. Обсуждались эти планы в моем присутствии.

– Ты, что пойдешь в церкви, чтобы доносить на коллег? – спросил я В. Она дала ответ, вошедший в наш местный фольклор:

– А чего они воспевают гимны?

Я порекомендовал им начать с Троицкой церкви и рассказал, где я там стою. Дамы были шокированы. Разговор был долгим. Никуда они ходить не стали. Впрочем, отчета о проделанной работе у них никто не потребовал. Времена менялись.

Читать далее...