September 6th, 2012

К Истине

Колдунья Наталья Степанова или добро пожаловать в ад

"Боже! Язычники пришли в наследие Твое; осквернили
святый храм Твой, Иерусалим превратили в развалины"
(Пс. 78:1)


С Ветхозаветных времен мало что изменилось. В XXI веке высоких технологий в Православные храмы, Дома Божии, по-прежнему приходят люди в надежде с помощью неких магических манипуляций или чтения заговоров получить исцеление и материальные блага. Самое печальное, что при этом они искренне считают себя православными христианами.

Много лет насаждения атеизма подорвали нравственные устои, но не искоренили в людях внутренний поиск смысла жизни. Когда коммунистический строй рухнул, в России пышным цветом зацвели разнообразные "учения", в том числе и оккультные.

Наряду с переводами трудов известных зарубежных магов, примерно в 90-х годах XX века стали распространяться книги заговоров некоей Натальи Степановой, провозгласившей себя потомком колдовского рода и продолжательницей дела своей бабушки, православной (!) "коронованной ведьмы" Евдокии. В своих сочинениях внучка подробно рассказывает о "подвигах" родственницы, за которые последняя сподобилась посещения Ангела. Правда, Наталья Степанова не уточнила, чьим посланцем он был.

В начале своей деятельности Наталья Степанова выпускала книжицы размером со школьную тетрадку. В 1990 году многострадальный русский народ, истосковавшийся по мистическим чудесам, стал запоем читать подобную литературу. Степанова оказалась "в струе", приобрела некую популярность и разродилась первым учебником по магии, оформленным многозначительной черной обложкой.

В лихие девяностые вся страна напоминала огромный корабль, который в страшном шторме потерял и руль, и якорь, и паруса. А люди походили на объятых ужасом пассажиров, готовых в панике молиться любым богам, только бы не захлебнуться в бушующей стихии.

Книги Натальи Степановой стояли рядом с томиками Пушкина, Толстого и Достоевского. Их давали "почитать на ночь", дарили на праздники, передавали по наследству. И одновременно тянулись в открывающиеся православные храмы, целовали святые Образы и пачками возжигали свечи. Потерявшие духовное наследие, разорители церквей и убийцы священников, собственноручно ослепившие себя люди, пытались на ощупь найти путь ко спасению. И, к сожалению, выбирали и выбирают самую легкую широкую дорогу, на которой не нужно покаяние и не требуется жертв…

1. О Таинстве Крещения

На первый взгляд, в учении Натальи Степановой нет ничего предосудительного: "Каждому, кто встал на путь ученичества, необходимо научиться понимать и прощать окружающих, жертвовать своими временем, удобством и здоровьем во благо других, развивать силу воли, стараться стать спокойным и дисциплинированным. Проще всего уничтожить, труднее – родить и взрастить. Прошу вас, будьте добрее, и за доброту вашу воздастся вам сторицей. Господь пострадал на Кресте, жалея нас, далеко не всегда достойных этой жалости людей. Более того, Он подарил нам вечную жизнь" [2]. Но если внимательно и критично проанализировать ее книги, то возникает много "неудобных" вопросов. Почему автор, считающий себя православной христианкой, называет свой труд "Заговоры сибирской целительницы"? Разве она не знает, как относится церковь к подобно рода "шептаниям"? Почему ни одна книга Степановой не получила благословение священника?..

"В любом случае поинтересуйтесь, крещен ли человек; если нет – уговорите покреститься. Исключения делайте лишь для тех людей, кто не в состоянии ходить и не может пригласить батюшку на дом…" [3].

Такой совет "целительница" дает своим ученикам. Кажется, хороший совет. Только потом Степанова призывает креститься второй, третий раз, до тех пор, пока не отстанет порча. Причем каждый раз меняя имена. И немудрено: по ее учению порчу можно схлопотать, например, когда твое имя кто-то выкрикнет из окна. Или можно "испортиться", переступив через собачьи экскременты.

Читать далее...

К Истине

Позволим ли мы апостолу Павлу помолиться о нас?

Оторвавшись от "исторической Церкви", протестантизм вынужден был дать ответ на весьма нелегкий вопрос: почему отсутствие преемственности учения общины не является признаком ее сектантской сущности? В поисках богословского оправдания своей позиции отцы протестантизма размыли экклезиологию до неуловимости, а отрыв от Предания неизбежно привел к культивированию Писания. Отсутствие исторического пути, а отсюда и христиан, представляющих этот путь, вынудило протестантское богословие выработать еще одно необходимое (а точнее: неизбежное) отрицание. Речь пойдет об отрицании святых как соучастников в жизни Церкви, которая есть союз неба и земли. Таким образом, отказ от почитания святых основой своей имеет, конечно, прежде всего отсутствие истории у любой протестантской группировки.

Иначе быть и не могло. Ведь если бы протестанты привыкли оборачивать свой взор на свою историю с тем, чтобы прославить своих ревнителей святой жизни, то это неизбежно привело бы к ясному созерцанию того, что исторический путь протестантизма прослеживается лишь от XVI века. И что в глубине веков эта ниточка исповедников плавает слишком мелко. Итак, хотя Писание и говорит: в вечной памяти будет праведник (Пс. 111:6) и память праведника пребудет благословенна (Притч. 10:7), но протестантам от памятования вне-библейских праведников пришлось решительно отказаться. И не только от памятования, но даже и от их различения.

У отрицания молитвенного призывания святых есть не только историческая, но и нравственная причина. То, как католики объясняют и практикуют обращение к святым, вызывает нарекание и со стороны православного богословия. Святые, как обладатели сверхдолжных заслуг, становились поистине промежуточными духами, могущими за свои заслуги купить благоволение Божие. Как тут не возмутиться?! Как верно резюмирует Л. Беркхов, при католическом взгляде на молитвенное призывание святых, "возрастающая практика поклонения святым и зависимость от ходатайств святых, и особенно Девы Марии, оказалась вредной для духовной концепции спасения. Она привела к внешней обрядности и упованию на дела человека. За всем этим стояла идея, что у святых были сверхзаслуги, которые они могли просто передать другим". Были и нравственные аргументы, указывавшие на необходимость реформ католицизма в этой ветви богословия.

Итак, от выяснения причин принятия реформаторами такого радикального догмата перейдем к обсуждению его несостоятельности. Прежде всего несколько слов о самой терминологии. Что означает "молитвенное призывание" святого? Может ли молитва быть обращена к кому-либо, кроме одного Бога? Чтобы ответить на этот часто задаваемый вопрос, необходимо обратить внимание на то, что же такое, собственно, молитва? Действительно ли она столь специфична, что не применима ни к кому кроме Вседержителя?

Читать далее...