April 14th, 2012

К Истине

Пасхальное бдение. Содержание чинов вечерни и литургии Великой субботы и Светлой заутрени

1. Пасхальный пост

Празднование Пасхи (в широком смысле – как воспоминания и Распятия, и Воскресения Господа Иисуса Христа) упоминается в церковной литературе со II века, но праздновалась она христианами, несомненно с самого рождения Церкви. Однако дата празднования Пасхи до I Вселенского Собора в разных местностях определялась по-разному и не везде была строго приурочена к определенному дню недели. Важнейшим отличием Пасхи от других дней церковного года, по-видимому, был пост (в смысле полного воздержания от пищи), продолжавшийся несколько часов или даже до двух дней и оканчивавшийся на рассвете, когда совершалась Евхаристия, служившая знаком радости о Воскресении Христовом.

После I Вселенского Собора, когда римская практика празднования Пасхи непременно в воскресный день распространилась повсеместно, празднование Великой субботы как дня предпасхального поста также стало повсеместным установлением; так, согласно 64-му Апостольскому правилу (впоследствии подтвержденному 55-м правилом Трулльского Собора) и составленным около 380 года "Апостольским постановлениям" (VII. 23), Великая суббота – единственная постная суббота в году.

Одним из предметов разногласий уже в III веке был вопрос о времени окончания пасхального поста. В 1-м каноническом послании сщмч. Дионисия Александрийского (середина III века) епископу Василиду приводятся несколько точек зрения на эту проблему: по мнению римских христиан, пост надо разрешать в "петлоглашение", то есть на заре (такая же практика зафиксирована и в "Дидаскалии апостолов", памятнике 1-й половины III века, и в зависящих от него "Апостольских постановлениях"); по мнению христиан Северной Африки – уже с вечера субботы; сам сщмч. Дионисий предлагает компромиссное решение – прекращать пост во время между полуночью и 4-й "стражей", то есть до рассвета. Такого же мнения придерживался и свт. Епифаний Кипрский [1]. Согласно сирийскому памятнику V веку, озаглавленному как "Завет Господа нашего Иисуса Христа", пост прекращается в полночь; эта же практика стала нормой в Православной Церкви [2].

Что особенно важно, пасхальный пост сопровождался пасхальным бдением (раннее описание его состава содержится в "Дидаскалии апостолов", где говорится о том, что бдение включало в себя молитвы, чтение Ветхого Завета, Евангелия и псалмов); пасхальная Евхаристия служила его завершением.

2. Пасха и таинство Крещения

Еще одним важнейшим, хотя и не всеобщим (во всяком случае, в III веке он зафиксирован еще только как местная традиция Рима и Северной Африки [3]), обычаем, связанным с Великой субботой и Пасхой, был обычай совершать непосредственно перед пасхальной Евхаристией таинство Крещения новообращенных.

Связь Крестной смерти Христа и таинства Крещения, как символического погребения с Ним, чтобы с Ним и воскреснуть, отражена в Посланиях ап. Павла (см. Рим. 6:4; Кол. 2:12). Сошествие Христа во ад исповедуется как отдельный догмат в так называемом Апостольском символе веры, имеющем в своей основе крещальный символ Римской Церкви. Таким образом, основные темы праздника Пасхи тесно смыкаются с богословием и чинопоследованием таинства Крещения.

Ксередине IV века Крещение во время пасхальной ночи становится широко распространенным обычаем. Так, согласно "Апостольским постановлениям", отражающим практику Антиохийской Церкви, пост Великой субботы продолжается "до пения петухов" в воскресенье; в течение всей ночи совершается бдение, оканчивающееся чтением Священного Писания Ветхого и Нового Заветов, Крещением оглашенных и Евхаристией (V. 19).

Читать далее....

К Истине

Каноны Великой субботы

Не будет преувеличением сказать, что канон утрени Великой субботы является центральным гимнографическим текстом этого дня. Согласно Триоди, этот полный (без второй песни) канон – составной: песни с 6-й по 9-ю принадлежат перу прп. Косьмы Маюмского, ирмосы 1-й, 3-й, 4-й и 5-й песней – инокине Кассии, тропари 1-й, 3-й, 4-й и 5-й песней – Марку, епископу Идрунтскому (Отрантскому).

Четверопеснец прп. Косьмы Маюмского для утрени Великой субботы, как уже было нами отмечено, составляет часть целого цикла неполных (и одного полного) канонов Страстной седмицы, написанного прп. Косьмой и образующего отдельный слой страстных служб (см.: http://www.bogoslov.ru/text/397608.html).Славянский текст четверопеснца прп. Косьмы согласно современным изданиям Триоди приведен ниже, в Приложении 1.

Четверопеснец прп. Косьмы на Великую субботу был дополнен до полного канона уже гимнографами IX-X века. Первое такое дополнение традиция приписывает инокине Кассии, которой принадлежат и некоторые другие важнейшие песнопения. Были написаны ирмосы для первых четырех песней канона, а также тропари к ним. Эти ирмосы – те же, что и в современном каноне, тогда как тропари, по всей видимости, были другими. В рукописях сохранились иные, отличающиеся от современных, тропари для первых четырех песней канона Великой субботы. В Приложении 2 к настоящей заметке приведен славянский текст этих тропарей (без ирмосов) по рукописи ГИМ. Воскр. 27, кон. ΧΙΙ в. (использован текст, опубликованный на сайте "Манускриптъ" [http://mns.udsu.ru/] и подготовленный коллективом исследователей под руководством В. А. Баранова [http://mns.udsu.ru/triod/Tr_Auth.html]).

Несколько позднее к ирмосам первых четырех песней канона были написаны новые тропари, прочно вошедшие в богослужебную практику. Современный славянский текст этих тропарей, а также ирмосов, к которым они были написаны, приведен в Приложении 3.

Каждый из страстных канонов прп. Косьмы имеет в Триоди пару – трипеснец прп. Андрея Критского. Трипеснцы прп. Андрея составляют еще один важный цикл страстной гимнографии. В службе Великой субботы, согласно современным изданиям Триоди, нет канона прп. Андрея Критского – но это не означает, что цикл прп. Андрея неполон. Великая суббота в этом цикле была представлена отдельным четверопеснцем, который в позднейшую эпоху был вытеснен иным каноном (на Плач Пресвятой Богородицы, о нем см. ниже), однако сохранился в рукописях (греческий текст четверопеснца вошел также и в некоторые старопечатные издания Триоди). Славянский текст четверопеснца был издан А. С. Правдолюбовым по знаменитой Триоди Моисея Киянина с привлечением еще нескольких рукописей (Правдолюбов А. С. Четверопеснец и канон Великой субботы. Публикация текстов и гимнографический анализ древних славянских рукописей: магистерская диссертация. -М., 2006. [Ркп.] С. 20-29 = Приложение 4 к настоящей заметке).

Читать далее...

К Истине

Бог - Спаситель мира

Домостроительство нашего спасения

Ветхозаветное Божественное Откровение говорило о милости Божией к падшему человеку. Новозаветное Откровение говорит о великой любви Божией, явленной миру.

Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3:16).

Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом; благодатью мы спасены (Еф. 2:4-5).

В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас (1 Ин. 4:10 и 19).

Бог, в предвидении падения человека, предопределил спасти людей еще прежде создания мира (Еф. 1:4). Слово Божие называет Спасителя Агнцем Божиим, Предназначенного еще прежде создания мира (1 Пет. 1:20).

Приготовление рода человеческого к принятию Спасителя

Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, да бы нам получить усыновление (Гал. 4:4-5).

В чем состояла эта кончина лета, или "полнота времени", определенная для дела искупления? В стихах, предшествующих этим словам ап. Павла из послания к Галатам, апостол так выражается о времени перед пришествием Спасителя: Таким образом, он называет период ветхого завета детством, временем воспитания, детоводительства Моисеевым законом; пришествие Спасителя - конец детства.

Значение этого приготовительного периода мы можем уяснить себе, руководствуясь притчей о блудном сыне. Отец скорбел об уходе из дому любимого сына. Но, не нарушая его сыновнего достоинства и сыновней свободы, он ждал, пока его сын, познав всю горечь зла и вспомнив благо жизни в отцовском доме, сам затоскует об отчем доме и откроет свою душу для отцовской любви. Так было с человеческим родом. Душа моя, как земля безводная Тебе (Пс. 142:6), могло сказать человечество в его лучшей части, оно стало "землей жаждущей" испытав до конца горечь отчуждения от Бога.

И Господь не оставил людей, не отвратился до конца и с первого дня грехопадения вел их к будущему спасению.

1. Прекратив преступность первобытного человечества потопом, Господь избрал из потомства спасшегося Ноя сначала один род для хранения благочестия и веры в единого истинного Бога, а также веры в грядущего Спасителя, именно, род Авраама, Исаака и Иакова, а затем целый народ иудейский. В попечении о Своем избранном народе, Бог вывел его из рабства, сохранил в пустыне, поселил на земле, текущей молоком и медом; заключал заветы: завет обрезания и завет Синайского законодательства; посылал ему судей, пророков, предостерегал, наказывал и снова миловал, возвратил из плена Вавилонского и, наконец, приуготовил из его среды Избранницу, ставшей Матерью Сына Божия.

Избранность иудейского народа подтверждает Господь Иисус Христос, указывая в беседе с самарянкой, что "спасение от иудеев" (Ин. 4:22). О том же многократно свидетельствуют Писания апостолов: речи св. первомученика Стефана и ап. Петра в книге Деяний, послания ап. Павла к Римлянам и Галатам и другие места Священного Писания.

2. Далее, приготовление к принятию Спасителя состояло в а) утешительных обетования Божиих и б) предсказаниях пророков о Его пришествии.

а) Обетования Божии начинаются еще в раю. Таинственный смысл уже имели слова Господа змею о "Семени жены: "вражду положе между тобой и между женой, и между семенем твоим и между семенем её; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту (Быт. 3:15). Данное здесь обетование о Семени жены становилось все более ясным для избранников веры по мере умножения дальнейших пророчеств о Спасителе, Который Сам испытает страдания от насилия дьявола (Пс. 21), но поразит его самого (Откр. 12:9 "И извержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаной").

Далее идет обетование Адаму - благословятся в семени твоем всем земные народы (Быт. 22:18), - повторенное потом Исааку и Иакову (Быт. 26:4; 28:14); оно также постепенно раскрывалось в своем подлинном значении для иудеев - как обетование о Спасителе мира - в периоды пленений и других бедствий.

б) Пророчества. - Благословение Иуды. Патр. Иаков в предсмертном благословении одного из своих сыновей изрекает уже более определенное пророчество о Спасителе в словах: Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не придет Примиритель, и Ему покорность народов (Быт. 49:10). Дотоле не прекратится власть из колена Иуды, пока не придет Примиритель - чаяние народов; - и, следовательно, прекращение власти колена Иудова будет ясным признаком пришествия Спасителя. Древние иудейские учители видели в Примирителе ожидаемого Мессию, Которому и давали это имя (Шило - Примиритель).

Дальнейшим пророчеством являются слова Моисея своему народу: Пророка же из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь Бог твой, Его слушайте (Втор. 18:15). Много после Моисея было великих пророков у евреев, но ни к кому из них они не относили этих слов; и то же Второзаконие свидетельствует о времени близком Моисею: И не было более у Израиля пророка такого, как Моисей (Втор. 34:10). Сам Господь Иисус Христос отнес слова Моисея к Себе: Ибо если бы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне (Ин. 5:46).

Затем идут многочисленные пророчества - прообразы в псалмах, из которых наиболее выразителен псалом 21-й, признаваемый древними раввинами за песнь Мессии. Он содержит в себе изображение тяжких и мучительных страданий, таких, какие были перенесены Спасителем на кресте: Боже, Боже мой, услышь меня, для чего Ты оставил меня... Все видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивают головой: Он уповал на Господа, пусть избавит Его... я пролился как вода, все кости мои рассыпались... делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий... В конце псалма - о торжестве Церкви: посреди собрания восхвалят Тебя... да едят бедные и насыщаются... и будут называться Господними во век.

К пророчествам-прообразам относится и ряд других псалмов. Из них одни возвещают страдания: 39:68, 108:40, 15:8; а другие - славу Спасителя: 2:109-117:96:94.

Читать далее...