February 6th, 2012

К Истине

Христиане остаются самыми гонимыми в мире

Более 100 млн. христиан во всем мире подвергаются преследованиям за свою веру, говорится в статистике международной правозащитной организации "Open Doors".

В сотрудничестве со всемирной организацией помощи христианам "Open Doors" ("Открытые двери") опубликован очередной том ежегодного издания о современных преследованиях христиан – "Мученики 2011 – книга о преследованиях христиан сегодня", сообщает "Puertas Abiertas".

По оценкам правозащитников из "Open Doors", сегодня более 100 млн. христиан во всем мире подвергаются преследованиям за свою веру – это наиболее многочисленная группа жертв преследований за религиозные убеждения. В это число не входят "формальные" христиане, живущие в чуждой религиозной среде, но "не практикующие христианство".

Читать далее...

К Истине

Одиночество пред Богом

При осмыслении сегодняшних проблем церковной жизни, при попытках решения этих проблем обычно предлагаются два выхода: евхаристичность и общинность.

Действительно, вне общины, без постоянного соотнесения себя с являемым в Евхаристии Христом, без соединения с Ним общины в Таинстве Причащения Церковь невозможна. Но многие и совершенно правильные мысли о евхаристичности и общинности, к сожалению, имеют не такое, какое хотелось бы, выражение в повседневной церковной жизни. Да и в самом практическом осуществлении евхаристичности и общинности наличествует нечто, что заставляет задуматься.

Я приведу примеры. На одной замечательной межцерковной конференции православные участники в один из дней решили отслужить православную литургию. Излишне говорить, что на конференции звучали многие прекрасные слова о том, что всё пространство церковной жизни должно быть пронизано евхаристичностью, что без неё невозможно выявление Церкви, и т.д., и т.п. Надо сказать, что конференция была превосходно организована. На утреннее богослужение отводилось определённое время, затем завтрак, затем, через получасовой перерыв, начало работы.

Итак, православные приступили к служению, самозабвенно погрузились в евхаристичность и продлили службу более чем на час сверх установленного распорядка. Чтобы позавтракать, привести себя в порядок и приступить к работе, требующей внимания и напряжения, у людей осталось двадцать минут. И тут очень ярко выявилось, что Литургия – даже в ситуации собрания самых передовых церковных людей – вполне может идти своим чередом и быть совершенно неадекватной течению повседневности, не считаясь с жизнью, становясь – не скажу "неудобством", потому что тут же мне возразят: "а! вы хотите удобной и комфортной духовности!", – недуманием о людях и, в конце концов, неуважением к ним. Пышные евхаристические ризы нередко становятся для людей бременем тяжёлым и неудобоносимым.

Как бы поступил в таком случае владыка Антоний? Я уверен, что он сократил бы Литургию, точнее сказать – так организовал бы литургическое время, чтобы служба закончилась точно в срок. Он не стал бы предпочитать длинные песнопения, уводящие в превыспреннее евхаристическое созерцание, обычным, адекватным обстановке, нуждам людей. Владыка Антоний, я уверен, сочетал бы всю важность Евхаристии с уважением к людям и к установленному распорядку – и этим на самом деле распространил бы евхаристичность за пределы храма на самую что ни на есть повседневность.

Это – один пример, касающийся богослужения. Примеры другого рода, и гораздо более печальные, мы видим повсеместно: многие люди, вполне себе "церковные", сознательно участвуют в Литургии, причащаются – и не становятся при этом христианами в своей повседневной жизни. Да что смотреть на других – не скажет ли каждый из нас, что даже самое частое, какое возможно, причащение, даже самое чистое, отчётливое евхаристическое сознание – вовсе не является гарантией улучшения, очищения и возвышения нашей жизни…

Читать далее...

К Истине

Аркаим: виртуальный мир неоязычников

Одним из новых направлений в исследованиях взаимоотношений мира и человека является “география восприятия”. По своей структуре она подразделяется на несколько разделов: анализ состава образов; зависимости их содержания от особенностей индивидуума, его системы ценностей и психологической ориентации; изучение индивидуальных и стереотипных представлений пространства; изучение комплекса процессов познания среды индивидуумом; изучение смысла и ценности места. Такая методика сейчас применяется в основном для изучения городских сообществ. Существование человека в условиях “второй природы” - техносферы, а в дальнейшем и “третьей природы” - виртуальной реальности, приводит к настоящему времени, к разрушению понятия реальности как такового. Развитие урбанизации оторвало большую часть населения от взаимодействия с природными системами и переориентировало ее на существование в техногенных структурах, все более изолирующихся от природного мира. Льюис Мамфорд определяет человеческую цивилизацию как мегамашину, в которую иррациональные факторы включены как структурообразующие элементы. После того как эта мегамашина вырвала человека из природной среды, превратив его в социальную функцию, человек утрачивает отношение к миру как к живому и сакральному. Именно тогда вместо одухотворенного мира появляются храмы, жреческие таинства.

Современное неоязычество не выходит за рамки укоренившегося в обществе урбанистического мировосприятия. Мировоззренческая установка неоязычников на восстановление личного сакрального взаимодействия с миром в значительной степени реализуется через “святые места”, притягивающие к себе тысячи паломников, жаждущих соприкосновения с глубинами непознанного и остающегося для человеческого разума тайной. В данном случае мы имеем дело не с возвращением к древнему языческому мировосприятию, а с перенесением функции храма на природный объект или чаще на археологический памятник.

Каждое природное место вызывает у человека или группы людей особые ощущения, имеющие смысл и значимость в системе ценностей. Символика мест часто влияет на поведение людей. Образ среды ассоциирован с определенными эмоциями и поведенческими ожиданиями, при этом воздействие среды может не осознаваться. На Южном Урале этот процесс можно проследить на примере Аркаима - протогорода эпохи бронзы, превращенного в сознании неоязычников в псевдохрам. Организация пространства и мистический ореол, которым она обладает, наделяет Аркаим свойствами виртуальной реальности.

Девид Дойч определяет виртуальную реальность не просто как технологию моделирования физических сред с помощью компьютеров. Виртуальная среда создается для нас нашим бессознательным. Она включает знание нефизических миров логики, математики, философии, а также воображение, вымыслы, искусство и фантазии. Таким образом, термин “виртуальная реальность” применим к любой искусственно сконструированной среде, в которой могут быть актуализированы миры, созданные сознанием. “Виртуальные миры” играют в наше время значительную роль в сложной сети взаимоотношений между человеческим “я” и реальностью. Внутри них мир приобретает магический смысл, и возникает иллюзия возможности “подчинить” себе силы природы. Вокруг Аркаима на ментальном уровне моделируется именно такая “реальность”, вводящая человека в пространство фантазий и абстракций, где он теряет критерии различия реального и иллюзорного. Ее воздействие на человека сродни воздействию компьютерной виртуальной среды на оператора.

Читать далее...