?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С профессором Александром Дворкиным говорить можно долго и о многом - спектр его интересов и познаний уникально широк.

dvorkin-04Мы познакомились с ним и договорились об интервью еще в первый день конференции в Сербии - после церемонии открытия 5-ой Встречи Межправославной сети центров по изучению новых религиозных движений и деструктивных культов. Но за следующие дни, пока длилось мероприятие, он озвучил в своих выступлениях столько тезисов и мыслей, что пока дело дошло непосредственно до разговора, задуманная изначально тема беседы успела претерпеть несколько серий изменений.

И всё же, поскольку интервью проходило в контексте конференции "Гуруизм, деструктивные культы, личностные, духовные и социальные проблемы и их излечение", говорили мы с Александром Леонидовичем преимущественно о том, что было актуально здесь и сейчас. Вернее, там и тогда.

Как получается, что обсуждать такое явление, как гуруизм, съехались специалисты из стольких стран мира, неужели этот вопрос стоит так остро? Какие, помимо этой, проблемы в духовной жизни, связанные с деятельностью деструктивных культов и новейших религиозных движений, сейчас наиболее актуальны? Как Церкви выстраивать работу с сектами, если упрекают ее в любом случае - когда борется, и если не борется?

На эти и многие другие вопросы "Православию в Украине" ответил "тот самый" Дворкин - президент всемирно известных антисектантских организаций "Российской ассоциации центров изучения религий и сект" (РАЦИРС) и "Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского", профессор кафедры миссиологии миссионерского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, православный богослов, писатель (14 книг), публицист (700 публикаций на 16 языках), общественный деятель и… человек, одним из первых забивший тревогу при возникшей угрозе такого явления, как "тоталитарная секта".

"Я с сектантами не борюсь. Я борюсь с сектами ЗА сектантов"

– Александр Леонидович, Церковь одни упрекают в том, что она борется с сектами, другие - в том, что не борется. Как ей быть в этой ситуации?

– Наверное, Церкви нужно делать свое дело, потому что упрекать ее будут в любом случае…

Но в противостоянии сектам нужно помнить такой очень важный момент. Знаете, меня часто спрашивают: "Расскажите, как вы боретесь с сектантами?" Я на это всегда отвечаю: "Я с сектантами не борюсь. Я борюсь с сектами ЗА сектантов". Наша борьба - за конкретных людей против тех организаций, которые порабощают их, лишают их свободы воли и превращают в послушное орудие в чьих-то руках.

Бог создал человека свободным. И если человек имеет опыт познания Христа, опыт жизни во Христе, это - возрастание в свободе. Если человека лишают свободы, то его, фактически, лишают спасения. И об этом нужно говорить. В этом смысле борьба с сектами имеет глубокий богословский смысл. Это первое.

Но второе – тоталитарные, деструктивные секты, которые действуют в нашем обществе, - это еще социальное и общественно опасное явление. Естественно, каждый человек, поскольку он создан свободным, имеет право на выбор, в том числе, право на ошибку, право на то, чтобы отказаться от своей свободы. Но это при условии, если выбор делает он сам. В таком случае наша задача – предупредить его о последствиях такого выбора, а также о том, что он этот выбор делает. Потому что часто люди, когда приходят в секты, не представляют себе, куда их вовлекают, куда они попадут, и кем, в конце концов, они станут. То есть, приглашают в одну организацию, а на деле человек оказывается в другой.

Таким образом, можно сказать, что один аспект борьбы с сектами – это богословский, а другой – сродни социальному служению Церкви. В этом смысле противостояние сектам - это тоже одно из дел любви, а дела любви к человеку, заботы о нем, защиты его присущи Церкви по самой ее природе. Можно сказать, что ведя антисектантскую деятельность, Церковь занимается социальной работой, помогает людям.

– Вы упомянули о социальной работе. Ее как раз секты ведут очень активно. Получается, люди видят, как сектанты работают с детками – рисуют, поют песни, как помогают нарко- и алкозависимым, заключенным. И когда православные начинают разговор об опасном влиянии сект, это сразу воспринимается как препятствие совершению добрых дел. Как некая борьба Церкви с конкурентами за верующих-плательщиков "десятины".

– Это не борьба Церкви с конкурентами, потому что борьба идет не на церковном поле. Это то же, что предупреждать людей об опасности пострадать от мошенников или предупреждать, чтобы люди не вкладывали деньги в "МММ" - не знаю, понятна ли вам на Украине эта аналогия… Это не борьба с конкурентами, а как раз, повторюсь, исполнение социальной функции Церкви.

Что касается той "социальной работы", которую ведут секты, то это не более чем прикрытие для вербовки новых членов, для улучшения своего имиджа и так далее. Можно много говорить о якобы излечении от наркозависимости, но это не подтверждается реальными цифрами. Что бы секты о себе ни говорили, когда дело доходит до конкретных данных, мы видим, что эти все заявления – абсолютный пшик и к реальности отношения не имеют.

– На конференции прозвучало мнение, что сейчас секты меньше создаются по религиозным убеждениям, а в основном - это уже коммерческие организации.

Читать далее....

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars