?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Вакцина" против шарлатанства

Что такое целительство, "народная медицина", "альтернативная" медицина сейчас? Где граница между помощью и откровенной ложью и профанацией? Читайте интервью с Анатолем Ивановичем Мартыновым – академиком РАН, доктором медицинских наук, профессором, президентом Российского научного медицинского общества терапевтов.



Академик Анатолий Мартынов - эксперт Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям, кавалер ордена "За заслуги перед Отечеством" 2 степени, ордена Святого благоверного князя Даниила Московского 3 степени (награда Русской Православной Церкви), других государственных и общественных наград

Академик Анатолий Мартынов - эксперт Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям, кавалер ордена "За заслуги перед Отечеством" 2 степени, ордена Святого благоверного князя Даниила Московского 3 степени (награда Русской Православной Церкви), других государственных и общественных наград

Современная медицина не имеет права забывать о своих корнях!

Мы живем в эпоху подмен, смешений и перманентных попыток государства навести порядок в здравоохранении. У обывателя - обыкновенного больного, на фоне элементарной невозможности вовремя попасть к такому же обыкновенному нормальному врачу, каша в голове от рекламных обещаний. Причем в многочисленных "академиях народной медицины" оказываются и откровенные маги, оккультисты, исправляющие "карму", и травники (нередко тоже не брезгующие "заговорами"), и… профессиональные медики – сторонники методов лечения, традиционных еще каких-то 50-70 лет назад.

Всех этих людей в "альтернативу" официальному здравоохранению объединяет одно – возможность, благодаря привычным лазейкам в законодательстве, легализовать свою практику. Но есть еще один немаловажный нюанс. В этом "альтернативном болоте" за рамками прогресса рискуют остаться не только шарлатаны и оккультисты, но и последователи старой русской медицины, медицины Захарьина, Дядьковского, Мудрова, Пирогова. Фитотерапия (лечение травами), гирудотерапия (лечение пиявками), апитерапия (лечение продуктами пчеловодства) и многие другие традиционные направления XIX-XX веков балансируют сегодня на грани маргинальности.


***

- Анатолий Иванович, современная медицина списывает их "в архив"?

- Формально – нет. Более того, гирудология в официальной медицине начала возрождаться. И за рубежом, и у нас. Так что XXI век способен помирить прогресс с едва не забытой медицинской пиявкой. Ту же остеопатию тоже никто не списывает. Она действительно способна на многое. С одной оговоркой: когда её практикуют врачи-неврологи, прошедшие специальную подготовку. Причем в клиниках, имеющих государственную лицензию. Остеопатия на уровне частной инициативы плохо подготовленного врача – огромный риск. Знаете, сколько вреда она может принести? От переломов позвонков до параличей, до полной инвалидизации больного.

Фитотерапия и апитерапия медициной никогда не забывались. Определенные препараты, сборы, смеси используются до сих пор и вполне официально продаются в любой аптеке. Но здесь страдает доказательная база. Не подходит она для современного уровня доказательной медицины! И дело даже не в том, что ангину, например, можно лечить "по старинке" полосканием из трав, а можно современными антибиотиками – быстрее, экономичнее и эффективнее. Вопрос в другом: какому проценту больных эти сборы помогают? Путь тут один - узнать об эффективности конкретных рецептов и сборов и их побочных эффектах.

- Доказательная медицина! Этот термин из лексикона современного врача тоже звучит как "мантра". Причем зачастую безальтернативная.

- Согласен, безапелляционность всегда опасна. Безапелляционность – это образованщина, а не наука. Тем более, не медицина. Но давайте разберемся, где границы, после которых происходит подмена, и наука исчезает.

Истинно медицинскую науку делают серьезные научные коллективы – государственные НИИ, медуниверситеты, с их кафедрами и сертифицированными лабораториями, заключениям которых можно доверять. Причем сегодня их работа должна соответствовать требованиям, принятым во всем мире. Любое исследование должно быть санкционировано Этическим комитетом – независимым органом, в который входят различные специалисты, нередко из разных стран. Ведь вся медицинская наука в итоге делается на пациентах: сначала научный эксперимент, потом, на его основании, исследования на людях. Лекарственных препаратов это касается в первую очередь.

После решения Этического комитета исследование должно быть запланировано к проведению в разных странах. В крайнем случае, можно проводить и в одной стране, но тогда нужны несколько независимых друг от друга центров. Еще одно правило – большое количество наблюдений. Иногда международные исследования включают до 1500-2000 тысяч человек и должны проводиться не менее 3 лет.

Эти критерии ложатся в основу истинно научных положений, которые в итоге оформляются в виде рекомендаций различного уровня – европейских, американских, региональных. Любой врач, получая эти рекомендации, принимает решение: использовать их в своей практической работе или нет? Замечу, кстати: для самостоятельного решения всегда нужна серьезнейшая подготовка, а не "образованщина"…

- Но в сложившейся системе бюрократии больше, чем в приснопамятном советском здравоохранении. Разве в ней остается место той же фитотерапии, с ее травами и ярко выраженным народным опытом?

- Да, это многоступенчатая система. Во многом далекая от идеала. Но ключевое слово здесь именно "система". Есть ли в ней место так называемой "народной медицине"? Я точно знаю: есть!

Скажу больше: народная медицина – это не шарлатанство, а многовековой опыт. Иногда деревенская бабушка-травница, без всякого медицинского образования, руководствуясь лишь опытом, способна на уникальные результаты! Врач тоже способен лечить и травами, и тем же прополисом. Или учить больного правильному дыханию. Это не шарлатанство. Однако какому проценту больных эти методы помогают? Но нет доказательств у народного опыта! Путь один - узнать об эффективности конкретных народных рецептов и их побочных эффектах.

Конкретный пример современного воплощения опыта далекого прошлого. Трое молодых людей из Узбекистана, знакомясь с трудами легендарного Авиценны, содержащими множество травяных прописей, нашли указание: подорожник, причем тот, что растет только в Узбекистане, положительно влияет на ритм сердца. Изготовили препарат, исследовали его. Оказалось, действительно эффективен! Сейчас он зарегистрирован и активно используется в кардиологии. А отталкивались от опыта народной медицины, на который обратил внимание средневековый ученый тысячу лет назад!

Выводы: во-первых, каждый человек, накапливающий опыт, становится исследователем. Во-вторых, при желании возможным становится многое. В-третьих, современная медицина не имеет права забывать о своих корнях!

Гнойная хирургия, святитель Лука и "катаплазмы"

В начале 1930-х годов Советская власть отправила несгибаемого епископа Луку Войно-Ясенецкого в очередную ссылку. Много позже он будет считать ее самой легкой. Не потому, что местом ссылки оказался "всего-навсего" Архангельск и что закончилась она сравнительно скоро. Просто именно здесь у епископа-врача появилась возможность вернуться к медицине.

Нет, делать операции власть профессору Войно-Ясенецкому не дала. Предложила лишь место врача в крохотной амбулатории. Угол – такую же тесную полутемную комнатку, епископ нашел сам, в доме пожилой неразговорчивой поморки Веры Михайловны Вальнёвой. Вскоре выяснил: его квартирная хозяйка – знахарка, лечащая всю округу непонятной мазью. В основе – обыкновенная земля.

Первым желанием было немедленно положить конец такому соседству, съехать от шарлатанки куда подальше. Но все-таки верх взяло… любопытство. Или все-таки любознательность? На приеме в амбулатории профессору пришлось столкнуться с "пациенткой" квартирной хозяйки. Она пришла к нему со своим фурункулом, покрытым странной черной мазью, поинтересоваться: а правильно ли лечит Вальнёва? Вечером профессор вызвал Веру Михайловну на разговор. Та честно призналась, что лет 20 лечит "нарывы" своими земельными мазями: сметана, мед, травы, рыбий жир, замешанные на прокаленной в печи огородной земле. Люди не жалуются, и профессор всё может проверить сам. "Катаплазмы" - так почему-то называла свою мазь Вера Михайловна.

"В характере ее хирург почувствовал для себя что-то родственное", - пишут биографы святителя. А он для начала наблюдал. И поражался, как "эта неграмотная архангельская обывательница, слыхом не слыхавшая об асептике и антисептике, каким-то тайным, глубинным разумом дошла до необходимости стерилизовать составные части своей мази, постигла науку, по поводу которой великие умы биологической и медицинской науки спорили еще в 70-х годах девятнадцатого столетия".

Лука наблюдал и за больными, поражаясь, как быстро странная мазь заживляет их раны, которые ему, хирургу, следовало бы немедленно оперировать. Окажись возможность, он бы так и делал...

Ему удалось договориться с местной властью и устроить свою хозяйку на работу в амбулаторию. Удалось получить даже негласное одобрение на свою исследовательскую работу в области гнойной терапии. Зачем это надо было хирургу и ученому Войно-Ясенецкому? Профессор хорошо знал, что медицина начала ХХ века перед гноем традиционно капитулировала.

Промерзшая архангельская амбулатория. Пожилая поморка-знахарка. Десятки больных со своими "чирьями"-фурункулами-флегмонами. Состояние каждого описывалось на всех этапах лечения. Результаты обобщались и анализировались. "Катаплазмы" давали великолепные результаты в лечении гнойных процессов - задерживали развитие бактерий и помогали заживлению ран. Главное, профессор вновь занимался наукой!

Он пишет письма наркому здравоохранения, в надежде, что власть разрешит ему продолжить работы в области гнойной хирургии – на качественно новом уровне. Но власть отправила епископа в новую ссылку. Его талант врача пригодился несколько лет спустя – в военных госпиталях. В лечении раненых профессор не забывал и о "катаплазмах"...


***

- Анатолий Иванович, слишком тонкими иногда оказываются грани между врачеванием, народной медициной, "знахарством".

- Да. Но при этом я твердо знаю: архиепископ Лука был большим ученым и уникальным хирургом. Его жизненный путь – еще и яркий пример того, что в медицине "легких времен" не бывает. Он великолепно знал о проблемах медицины своей эпохи, в которой проблема асептиков и антисептиков была острейшей. В поисках решения он оттолкнулся от народной медицины? Но это всегда было в традиции русских врачей.

О границах непознанного может свидетельствовать другой забытый факт. Во время войны партизаны в Белоруссии использовали обычный мох, предварительно его промывая. Оказалось, он обладает не только абсорбирующим, но и бактерицидным действием. Конечно, проще всего сказать: в условиях тотального дефицита медикаментов и перевязочного материала на какие только ухищрения не пойдешь! А можно выйти на принципиально иной уровень. Всегда ли это возможно? Увы, нет. И, согласитесь, за уровень "информационного шума" оба наших примера так и не вышли.

- Что вы называете "информационным шумом"?

- Важную научную информацию, полученную в результате серьезных исследований, которой, к сожалению, доказательной базы недостает. Информационный шум – это не шарлатанство. Это все равно опыт. Только недостаточно систематизированный.

Яркий пример – исследования, посвященные биологически активным добавкам. С точки зрения теории, БАДы составлены грамотно. В аминокислотах, витаминах, микроэлементах наш организм, без сомнения, нуждается. Вопросы здесь другие: как выверены дозы присутствующих в них компонентов? Насколько они доказательно эффективны при определенной патологии? Как, в конце концов, производятся? Но исследования на принципах доказательной медицины БАДы не проходят. Да, прежде всего, по причине дороговизны работ. Но в итоге-то врачи не могут широко рекомендовать их к применению в лечении конкретных заболеваний.

"Информационный шум" всегда имеет хоть какую-то, но научно-доказательную базу. А вот на нижней за ним ступени – шарлатанство. Оно, кроме создания общественного мнения и голословного заключения об эффективности того или иного метода, научной основы не имеет.

- Как выявить шарлатанство?

- Большой объем оказываемой медицинской помощи, "я могу лечить всё" - первый признак шарлатанства. Но наши больные, на это, к сожалению, внимания не обращают. В силу изменения психологии, они подчас готовы хвататься за любую "соломинку", дающую надежду. И часто ее дает, увы, не официальная медицина, и даже не медицина, которую принято называть альтернативной или народной, а знахари, целители, маги.


Читать далее...

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars