?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

И в голове один вопрос: "А судьи кто?"

Это письмо отец Димитрий Терехин, клирик Нижегородской и Арзамасской епархии, написал сразу же после публикации на "Ахилле" статьи священника Константина Пархоменко, но редакция сочла нужным отложить это письмо до первого дня Великого поста, ибо мы считаем, что этот крик души полностью соответствует смыслу поста, который сформулировал пророк Исайя: "Вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; …Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо" (Исайя, 58:4-6).

Услышат ли боль отца Димитрия те, к кому он обращается, или же опять скажут про "спланированную атаку антиклерикалов" и "предателя в рясе"? Посмотрим, друзья.

***

Пару дней обдумываю собственную, не анонимную "Исповедь священника", которую, имея опыт журналистской и редакторской работы, мог бы написать для сайта "Ахилла". Взвешиваю "за" и "против". Сопоставляю угрозы системных дельцов о расправе с напусканием туманных фраз типа "пообщаемся в понедельник, если доживёшь", с реальными возможностями "столпов православия", играющих во всемогущих хозяев жизни. Рассуждаю сам с собой и с близкими о полезности либо бессмысленности публикации истории моего служения Богу в РПЦ…



Иерей Димитрий Терехин

И вдруг вижу на "Ахилле" ответы Анониму от священника Константина Пархоменко. Некоторые моменты его опуса возмутили до глубины души, посеяв в ней тревогу и беспокойство. Несмотря на трёхлетнюю науку системных попов, преподаваемую мне с 2013 по 2016 год, которая зазвучала в голове фразами "дурак, кому нужна твоя правда?", "тебе что, больше всех надо?", "подумай о матушке и детях, кто их будет кормить?", "только себе сделаешь хуже, системе ничего не будет", "не боишься, что дети останутся сиротами?" и прочее, и прочее… Несмотря на полный крах иллюзий, связанных с тем, что в Церкви "больные, нуждающиеся во враче", что в ней нужно "спасаться самому, и вокруг спасутся тысячи"… Несмотря на апатию и неверие в то, что в России вообще возможны какие-то изменения, тем более от очередного крика души, переведённого в буквы (да и что можно добавить к нестареющим текстам Писемского, Салтыкова-Щедрина, наконец, Гоголя?)…

Несмотря на всё это, совесть, кувалдой колотящая в сердце, полдня после прочтения текста отца Константина настойчиво кричала в голове: "Промолчишь - предашь Истину… не Она ли для тебя дороже всего?" Ответ Пилата "что есть истина?", которым я тщетно пытался заставить замолчать эту надоедливую совесть, вопреки системным поповским тренингам, так и не заткнул этот настойчивый внутренний голос. Истина есть Истина. И именно познание Истины делает нас свободными (Ин. 8). Не показать лукавство и лживость публикации Пархоменко - предать Истину, потерять свободу, добровольно отдаться в рабство страстей: лени, апатии, равнодушия, скептицизма и, наконец, уныния…

И потому, не в силах более бороться с этой надоедливой совестью, сажусь за компьютер, чтобы отметить не то, с чем лично я не согласен в статье Пархоменко, а то, что явно противоречит нынешней церковной реальности. По крайней мере, реальности, установившейся на Нижегородчине.

Для начала скажу, что в исповеди анонимного священника, которую прочитал за один присест без удовольствия и с явным тухлым послевкусием, не увидел лжи. Да, текст похож на компиляцию, язык, местами, сухой и казённый, показной цинизм… Но ЛЖИ НЕТ! А главное, очень по-церковному, запахло и даже завоняло близким, системным… тем, с чем пришлось столкнуться в последние три года жизни, с чем так и не сумел сродниться. Вопрос авторства послания у меня даже не возник. Пусть это родил хоть программный робот, по духу - полное попадание в точку. Это текст жертвы системы, которая из здорового человека, вставшего на путь служения Богу, сделала больного. И потому комментировать негативный текст Анонима нет ни малейшего желания.

Теперь пройдусь по некоторым отрывкам позитивного текста Пархоменко и прокомментирую их.

"Мы имеем дело с человеком, потерявшим веру. НЕ ПОТОМУ ОН ПОТЕРЯЛ ВЕРУ, ЧТО ТАК ВСЕ ПЛОХО В ЦЕРКВИ, А ПОТОМУ ЕМУ И ПЛОХО, ЧТО ВЕРУ ПОТЕРЯЛ. Чувствуете разницу?"

Действительно, человек потерял веру… Но какую веру? Веру во Христа или в систему? Здесь хочу пояснить, что начал называть РПЦ "системой" не так давно. Когда-то на первых курсах богословского факультета Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета я свято верил, что даже аббревиатура РПЦ - нечто оскорбительное. Всегда употреблял в разговорах и в письменных работах полное наименование - Русская Православная Церковь. Да и был до "попадания в рясу" (опять термин системных дельцов) внутри Церкви, а не в системе. Однако, став дьяконом, в первые дни сорокоуста, который клирики Нижегородской епархии проходят в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском монастыре, на первых священнических трапезах стал слышать из уст старших по хиротонии "братьев во Христе" следующие фразы: "Ты сколько в системе?", "А ты как давно в системе?"

В силу своей профессиональной тупости (а по первому образованию я физик-микроэлектронщик, специализировавшийся на программировании) подумал, что ребята говорят о сетевых компьютерных играх. Свалившееся на меня позже откровение, что "системой" называют Церковь или Семинарию (в зависимости от контекста) надолго ввело меня в ступор… Теперь же, благодаря личным поведенческим примерам сослужителей, почти не бывает ступоров, да и многие барьеры давно сняты, о которых, если всё же соберусь, расскажу в исповеди. И потому говоря об РПЦ (МП), клириком которой всё ещё являюсь, буду употреблять нижегородский местночтимый термин "система"…

Так вот, отец Константин, к сожалению, не уточняет, какую веру, по мнению его и супруги, потерял Аноним. По моему же мнению, автор исповеди разочаровался именно в системе. Однако никак не могу понять, почему из потери этой веры делается вывод, что Аноним "бедный" и "ему плохо". От подобной прозорливости, просвечивающей чужую душу, опять потянуло чем-то знакомым… Вспомнил! Вердикты нижегородских системных дельцов, вешающих ярлыки на "клириков-неудачников" (опять же их ярлык), согласно которым у всех несогласных в лучшем случае "дух не мирен", а то и "бесноватость". Но чем же ещё здесь пахнет?.. Ага! Наставничеством "столпов православия" - настоятелей с восемью классами школы и богатым опытом юношеской тусни на гоперских пятаках, безошибочно определяющих, кому "не место перед престолом", кому "лучше было бы продолжать работать в миру и не лезть в церковь" или кто "вошёл не в ту дверь"…

Конечно же, Аноним "не-может, а не хочет" идти на завод. Это тоже видно духовно опытному глазу о. Константина Пархоменко. В этих рассуждениях меня поражает следующее: недопустимость мысли о том, что клирик может не просто "барабанить службы, класть деньги в карман и поливать грязью мать-церковь, сидя за компьютером", а совмещать служение с тяжёлой интеллектуальной или физической работой.

Впрочем, каждый судит по себе. Конечно, когда в Питере цена за беседу перед венчанием с "совершителем Таинства" ещё лет 10 назад равнялась 6000 рублей, без внесения которых в широкий карман рясы разговор о венчании переносился до момента нахождения средств, можно физически и не работать. Про 6000 - это случай с моей хорошей знакомой и её мужем, которые так и живут не венчанные. Не потому, что у них нет денег - с этим как раз всё в порядке (они серьёзные врачи-офтальмологи). Просто поповское хамство и жадность (год, храм и предположительное имя священника, при надобности, могу попытаться уточнить) навсегда отбило желание пересекать порог РПЦ…

Возвращаясь к Анониму: не знаю, как и на что он живёт. Если доходы его складываются исключительно из добровольных (и не совсем добровольных) пожертвований чад - не сужу его. Потому что так живёт большая часть духовенства. При этом не исключаю возможности, что и работа физическая Анониму знакома не понаслышке. Точно могу говорить только о себе: за три года дьяконства и священства при зарплате в 15 000 рублей (плюс-минус тысяча) моя многодетная семья с неработающей женой, ухаживающей за младенцами, жила на те деньги, что я зарабатывал ночами или между службами, берясь за любую работу (в том числе физическую, вплоть до разгрузки фур). А также на те крохи, что приносили её ученики, с которыми супруга индивидуально занималась иностранными языками. Делалось это не для шика, и не от полной безысходности и епархиального произвола. Делалось это умышленно, так как первые же месяцы моего священства показали, что самое страшное - это стать финансово зависимым от епархии.

Видя искалеченные судьбы и разрушенные семьи священников (по слухам, в Нижнем Новгороде самое большое количество разводов в семьях духовенства), я понимал, что любым путём нужно сохранить возможность хоть как-то подрабатывать. Брать деньги за совершение Таинств и треб было стыдно. Если что давали - никогда не отказывался. Но если спрашивали, как на рынке: "сколько мы Вам должны" - объяснял, несмотря на лукавые наставления старших нижегородских товарищей, что у молитвы нет цены, Таинства в церкви совершаются бесплатно, благодатью не торгуют и проч. Несколько раз слышал от старших наставников: "Ладно, ты сам - дурак… Но зачем других подставляешь? Это же просто делается… Цену не назначаешь, а говоришь аккуратно, мол, тут делов-то на копейку, или на рубль… А если в храме - пусть за свечным ящиком им продавщица говорит, сколько, помимо кассы, в карман батюшке положить…"

Но в голове постоянно всплывал образ ректора ПСТГУ о. Владимира Воробьева, который как-то в проповеди, на которую я попал, несколько раз твёрдо произнёс: "Пока я жив, Таинствами здесь торговать никто не будет". Это стало моим девизом. Собственно, московская Никольская община в Кузнецах с её Университетом стала неким идеалом, к которому мне хотелось стремиться в своём пастырском служении. Или, точнее, та её видимая часть, в которой мне довелось побывать, и которая для меня стала ассоциироваться с неким подобием рая на земле: оплотом любви и свободы.

Однако на Нижегородчине принципы ПСТГУ оказались абсолютно неприемлемы. Помню то злобное рычание, с которым секретарь епархии, под начальством коего я служил в кафедральном соборе, отчитывал меня, отказавшегося стучать на собратьев: "Это тебя в Свято-Тихоновском научили?.." Да, отче, вновь повторяю Вам: именно там! Там меня научили не клеветать, не врать, не унижаться перед тварью, не плести интриг и не "продвигаться в системе", срубая головы своим собратьям. Научили те самые "призрачные наставники", которыми я, по Вашему мнению, "прикрываюсь", и от упоминания которых перекашивается от ненависти Ваше лицо…

Вспоминаю звонок из Епархиального управления и вопрос одного из управленцев: "Как ты живёшь на такую зарплату?" Помню свой ответ: "Нормально живу, мы давно привыкли без денег, родители помогают…" Помню и реплику: "В общем, хреново живёшь". (Простите за лексику. Смягчаю, как могу. Но из песни слов не выкинешь.)

Читать далее...

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
sergey_tikhonov
Jun. 29th, 2017 12:11 pm (UTC)
Да, многое знакомо. Митрополит Георгий не особо церемонится со священниками. Некоторые не выдерживают, уходят, оставляют служение. Кто-то перешёл на мирскую работу, кто-то ушёл к лютеранам (есть такой случай); ну а кому уходить некуда, те вынуждены терпеть самодурство владыки. Справедливости ради надо сказать, что митрополит не всегда такой жестокий, и секретарь епархии тоже не зверь; они умеют нормально обращаться с людьми. И вообще, у нас в Нижегородской епархии и в митрополии не всё так плохо, как можно подумать после прочтения такого письма. Но, конечно, власть ужасно портит людей или делает их внутреннюю порчу наиболее явной.

Очень жаль, что система прошлась катком по отцу Дмитрию, очень жалко его и тех священников, у которых так же была сломана жизнь. Это очень суровый опыт. Но что поделать, другой церкви у нас нет, только такая больная. Надо как-то выживать в этих условиях. На этот счёт из письма отца Дмитрия можно сделать несколько выводов.

1. Не надо спешить идти в священники. Это не к отцу Дмитрию относится, а вообще. Надо сперва хорошо понять, куда идёшь и с чем столкнёшься, чтобы потом не плакать и не говорить "куда я попал?". И семья тоже должна понимать, что её ждёт. Во всяком случае, супруга уж точно должна быть в курсе того, что творится в епархии, как живут семьи священников, и принятие сана должно быть с ней очень обстоятельно согласовано.

2. Принимающий сан должен иметь образование и профессию, которые позволят ему не зависеть от церковного жалованья и пожертвований мирян. Конечно, система заинтересована в том, чтобы выращивать людей, которые полностью от неё зависят; таков закон, ничего тут не поделать. Поэтому надо вопреки ей иметь другие источники дохода.

3. В священники, как в армию, должны идти преимущественно люди с крепким здоровьем. Нагрузка большая, поэтому должно быть крепкое тело, нервы должны быть стальными.

4. Священниками должны становиться люди, обладающие серьёзным духовным опытом, а не просто горячо верующие или получившие духовное образование. Думаю, что для приобретения такого опыта нужно не менее 10-15 лет полноценной церковной жизни (лучше больше).

5. В священники не должны идти молодые люди, потому что они не могут обладать выше описанными качествами (ну, кроме здоровья). Даже так скажу: пусть священников будет мало, - тогда их станут по-настоящему ценить. Но пусть это будут люди духовно и житейски опытные, состоявшиеся, знающие, почём фунт лиха, которые не будут пресмыкаться в системе.

6. А что могут делать миряне в этих условиях? Миряне должны понять, что в их руках находится очень серьёзный инструмент воздействия на систему - деньги. Они сами могут решать, кому давать деньги, на какие приходские нужды их расходовать, какого священника поддерживать. Прихожане должны стать крепкой общиной, тогда они смогут действовать организовано и в случае несправедливости со стороны церковного начальства сумеют найти способы адекватно отреагировать. Самое простое, что можно делать, это осуществлять адресную помощь нуждающимся священнослужителям.

Хочется надеяться, что отец Дмитрий будет служить. Он производит впечатление очень хорошего и умного человека, такие священники очень нам нужны. Может быть, стоит поискать возможность перейти в Городецкую епархию к епископу Августину, о котором есть очень хорошие отзывы.
sergey_tikhonov
Jun. 29th, 2017 12:15 pm (UTC)
Священник Дмитрий Терёхин в ЖЖ - http://tdmitry1982.livejournal.com

Видеозапись:
Обращение иерея Дмитрия Терехина от 3 марта 2017 года. часть 1 - https://www.youtube.com/watch?v=Wgx1Qx3ne-Q
(всего 7 частей, там больше подробностей, чем в статье).
sergey_tikhonov
Jun. 29th, 2017 12:22 pm (UTC)
Отец Дмитрий пишет:
"Просить Бога - вот выход! Только всё больше я начал сталкиваться с тем, что помощь Бог посылает откуда-то со стороны, от людей, совсем далёких от системы. Посылает неожиданно, сверхрационально, чудесно. В чём же здесь Его промысел? Не в том ли, чтобы, с одной стороны, показать порочность системы, а с другой - укрепить связь с внешним миром, который за порогом системы? Вот только в те моменты, когда внешние в христианской праведности много превосходили внутренних (постящихся и разбивающих лоб о церковный пол), становилось страшно".

Вспоминаются стихи:

В грехах мы все — как цветы в росе,
Святых между нами нет.
А если ты свят — ты мне не брат,
Не друг мне и не сосед.
Я был в беде — как рыба в воде,
Я понял закон простой:
Там грешник приходит на помощь, где
Отвертывается святой.

Вадим Шефнер
sergey_tikhonov
Jun. 29th, 2017 12:24 pm (UTC)
Как пережить разочарование в Церкви? - http://sergey-tikhonov.livejournal.com/9582.html
k_istine_icxc
Jul. 1st, 2017 09:23 am (UTC)
Благодарю за дополнения и ссылки. Эту статью я сейчас преопубликовал на сайте
sergey_tikhonov
Jul. 1st, 2017 10:00 am (UTC)
А, теперь он открыл своё имя - Савва Петрович Дукач. А раньше имел ник "Некрещёный Поп".
( 6 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars