?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Эта статья священника Михаила Шполянского (умер 25 апреля 2014, в Светлую пятницу), служившего в селе Старая Богдановка под Николаевом, а также воспитавшего 11 детей в детском доме семейного типа, опубликована в 185-м номере "Вестника РХД" (Париж), 2003 год. За эту статью отец Михаил был запрещен в служении епископом Питиримом, а впоследствии отправлен за штат. В статье поднимаются многие острые проблемы современной церковной жизни.

***

Эти мысли - только предварительный подход к тугому узлу проблем, возникших в континууме [1] существования земной Церкви. Хотя тема и весьма болезненна, для автора очевидна вынужденная необходимость этого текста. Мы свидетели совершенно абсурдной ситуации: перед Церковью стоят насущнейшие вопросы её жизни - и никем не только не решаются, но даже и не оглашаются [2]. Но Церковь есть живое Тело, организм, не переносящий вивисекции. А что мы видим? Нанесенные нами, членами Церкви, кровоточащие раны грехов: разрывы и обрывы - и почти никаких адекватных попыток врачевания. Раны же вопиют. Нечто, созданное изначально в апостольской Церкви, надорвано и деформировано, иногда до неузнаваемости. Что-то иное, некогда заложенное святыми отцами, в своем развитии не получило должного завершения, и оборванно по живому…



Протоиерей Михаил Шполянский

Церковь - Невеста Христова. Небесная Церковь чиста, непорочна, во всем гармонична с Божиим замыслом. Церковь же Земная состоит из нас - немощных, неразумных чад Божьих. Любовь Отца страждет над Своим немоществующим чадом, животворит, долготерпит и даже милует. Как бы ни была поругана Церковь нашими грехами, "врата ада не одолеют её", ибо не отойдёт от неё "немощные врачующая" благодать Божия. Но должно ли нам паразитировать на долготерпении Господнем? Не сродственна ли наша пассивность дерзости протестантов: "мы спасены кровью Христовой, и потому святы"?

Итак, первая проблема, которая довлеет над церковной жизнью -экклесиологическая [3]. Множество реальных нестроений, как в глобальном порядке, так и на уровне приходской и частной жизни, в действительности имеют причиной нерешенность вопроса о границах Церкви. Аморфное представление о границах истинной Церкви весьма странным образом проявляет себя в совершенно неожиданных ситуациях. Спонтанные прекращения канонического общения между православными Церквями по мотивам чисто политическим дискредитируют идею тождественности канонического общения и благодатного содержания церковной жизни. Периодически допускаемое в разных формах участие инославных (католиков, дохалкидонитов и даже протестантов) в Таинствах Православной Церкви (крещение, причастие, венчание), а также и принятие Православной Церковью действенности тех же Таинств у инославных, однозначно раздвигают границы Церкви как Тела Христова за рамки православия. Практика принятия раскольников в "сущем сане" по соображениям "крайней икономии"[4] категорически разграничивает административные решения церковной иерархии и их благодатное содержание; особым парадоксом является существующая в рамках той же церковной структуры одновременно с "икономическим" подходом случаи "перерукоположения" раскольников по желанию конкретных иерархов [5].

На уровне приходской и частной жизни главной экклесиологической проблемой является сам факт существования приходов как территориального образования. "Приходы" (сменив "общины") возникли в средние века как форма организации церковной жизни в условиях "поголовной" крещенности и воцерковленности населения христианских стран. В настоящее время реальная структура общества такова, что положение "церковного народа" в нем аналогично положению первохристианской Церкви - несколько процентов населения воцерковленных христиан и, возможно, до 10% "оглашенных". В этих условиях административное устроение Церкви по территориальному принципу - бессмыслица. Кого считать членами Церкви? Тождественны ли понятия "прихожанин" и "член Церкви Христовой"? Кто есть в отношении Церкви человек в детстве крещённый и никогда более к церковной жизни не "примыкавший"? Вариантов этой ситуации, понятно, множество. Член ли Церкви тот, кто считает Богом святителя Николая (так считал человек, некогда бывший старостой нашего храма)? Член ли Церкви тот, кто не читал Евангелия? Никогда не причащался? Живет в блуде, ходит к экстрасенсам и пр. - но детей крестит на "своем" приходе? А чего стоит обязанность священников крестить, погребать и совершать пр. требы "прихожанам" только потому, что "это их Церква, и попа им поставили, чтобы он их обслуживал, а не условия ставил"? - и, будем откровенны, ещё потому, что без этих треб священник материально в условиях приходской жизни семью не прокормит. Так кого же мы, священники, обязаны - и имеем право - крестить (и пр.)? Каковы условия "вхождения в Церковь"? Нет ясной границы Церкви - нет и ясных критериев решения этого и аналогичных вопросов; царит полный волюнтаризм и неразбериха. Стоит ли умножать примеры метастаз этой проблемы в практической жизни Церкви? Они проявляются на каждом шагу, все с ними сталкиваются (хотя и не все, пожалуй, вполне идентифицируют); надо бы эту ситуацию ясно определить и соборно, молитвенно предпринять шаги к её разрешению.

Но один вопрос из сонма возникающих в связи с экклесиологической путаницей в Церкви следует выделить и обговорить особо - это вопрос церковного брака, в частности, размытости границы между браком и блудом. Действительно - кто определит, что такое брак для христианина? Правильно, это союз любви в самоотдаче и самопожертвовании, ставящий целью создание христианской семьи, семейной церкви. Но тождественен ли брак венчанию? Очевидно, нет: апостольское слово (1 Кор.7, 13), позднее происхождение чинопоследования Таинства венчания, постановление Юбилейного Собора РПЦ 2000 г. (о признании гражданского брака в религиозно "смешанных" семьях законным сожительством) однозначно признают возможность брака вне венчания. Но каково же в этом контексте положение брака гражданского, чем он отличается от простого сожительства? Печатью в документе? Абсурд. Серьезностью намерений? Но очевидно, что и это утверждение весьма спорно.

Я слышал из уст опытного священника, профессора МДА, традиционалиста по убеждениям, слова о том, что в сфере отношения полов есть три категории отношений: блуд - эгоистичное "потребление" партнера ради удовлетворения своего сластолюбия (м.б. и не только сексуального характера), брак, благословенный Господом в Таинстве, и брак законный, но не облагодатствованный Дарами любви Божией (гражданский). Но, при неопределенности для церковного (а по сути дела, и для светского) сознания понятия "гражданский брак", что является внешним критерием разделения сожительства на законное и незаконное? И почему законное сожительство в "условном" (без регистрации - при определенных причинах) гражданском браке недопустимо для верующего человека? Ответов Церковь на эти вопросы не дает, что способствует распространению крайнего разномыслия в их практическом разрешении. Так, я знаю священника, опытного духовного руководителя, который даже считает допустимым при необходимости в определенных условиях разрешать брачное сожительство супругов (создание семьи) без предварительного венчания и гражданской регистрации [6].

Вы спросите, каким образом эта неразбериха связана с проблемой границ Церкви? Самым непосредственным. Господь в Новом Завете устами апостола Павла (5 глава 1Кор) категорично разграничивает "внешних" и "внутренних" для Церкви. Соответственно различаются и требования к положению и поведению христианина в Церкви и в "миру". Первохристианская Церковь, безусловно, жила в контексте именно такой системы отношений. При ясной самоидентификации церковной общины в ней могли четко применятся апостольские правила устроения жизни. Верующая жена, состоявшая в браке до своего воцерковления, оставалась и в Церкви, и в браке. Воцерковленной девушке вступать в брак следовало только с членом Церкви, иначе ей должно было оставаться в безбрачии. Церковный брак благословлялся епископом, расторжение брака было невозможно (кроме греха прелюбодеяния). При вдовстве было допустимо вступление в новый брак. Правила были ясны, посильны, и выполнение их, в условиях достаточно замкнутой церковной общины, было вполне естественным явлением.

Но как и к кому применять сегодня эти нормы; кто сейчас скажет, где "внешние", а где "внутренние"? А ведь других норм нам не дано, иного благовествования Господь не являл. Вот и получается, что отсутствие четких представлений о том, где проходит грань между Церковью и миром, между "внутренними" и "внешними", является причиной множества нестроений, а иногда и трагедий. Бесконечные "безгодные" венчания - неосмысленные и неисполненные; по сути дела поругание Таинства. Бесконечные разводы; видимо "лёгкие" разрывы в действительности неразрываемых связей. Странные "церковные" разводы (фактически благословения епископа на грех); странные второ- и, на практике, многобрачные чины. Абсурдные повторные венчания благословением епископа (я видел эти резолюции - тоже сплошная икономия!) разведенных пар чином первобрачных (Таинство!). Духовный надрыв в церковной среде из-за невозможности несения "бремен неудобоносимых"; и, как следствие, "раздвоение" духовного сознания. Опасные эксцессы "младостарческого" руководства (особенно вторжение в семейную жизнь монашеского учительства [7]). Соблазны и неопределенность в устроении добрачных отношений. Перекосы в устроении семейных отношений из-за давления "мертвящей буквы" и отсутствия "духа животворящего" любви в нормах церковного бракоустроения; всяческие шатания в Церкви из-за неясности этих норм.

Умножать ли печальные примеры? Не сталкиваемся ли мы с подобными проблемами буквально ежедневно в практике церковной жизни? Не пора ли поставить вопрос о нормализации в этой сфере христианской жизни, особенно в контексте необходимости решения глобальной проблемы границ Церкви?

И ещё об одном церковном "шатании" как следствии экклесиологического нестроения умов должно упомянуть конкретно. Это всеобщее дробление, дискретизация церковного сознания. Развивается болезнь церковного общества, которую в личности следовало бы определить как шизофрения (греч: schizo -дроблю, разделяю, раскалываю). А ведь Церковь всегда "не на жизнь, а на смерть" боролась за свою цельность, единство - по слову Господа (17 гл. Ин). Но Церковь земная исторически эту борьбу проиграла ("разно"–славие), проигрывает и сейчас на уровне приходов и личностей. Внешне это выражается в крайней нетерпимости к любому, отличному от собственного, мнению (и даже не только по религиозным вопросам, но и по политическим, экономическим, эстетическим, и даже бытовым). Внутренняя причина этого, как мне кажется, в подсознательном сомнении в действительности своей принадлежности к истинной Церкви (и как следствии - желании настойчиво доказать то себе и всем) - своего рода модернизированный комплекс Макса Вебера[8]. Причем самый простой способ того - объявить всех, инакомыслящих тебе, отступниками от церковной полноты, предателями православия, обскурантами, пособниками масонов, etc.

Примеры очевидны во всем. Какая-нибудь церковная газета печатает рассуждения об идентификационных кодах как печати Антихриста - половина церковного общества объявляет эту газету оплотом мракобесия. Какой-либо журнал публикует статью католического богослова - вторая половина общества устраивает обструкцию этому изданию как масонскому. Да если бы только на половины делились! То монахи Троице-Сергиевой Лавры перестают молитвенно поминать Святейшего за то, что он присутствовал на некоем официальном приеме вместе с раввином. То духовники Одесского Успенского монастыря запрещают причащаться у тех священников, которые приняли ИНН (мол, те уже слуги Антихриста!). Монахи Почаевской Лавры накладывают запрет на участие в Таинствах на тех, кто живет в невенчанном браке с неверующим супругом (тем самым осуждая апостола Павла!). Некий епископ связывает никем не разрешимым (по его слову) грехом тех священников, кто приобрел свечи для прихода не на епархиальном складе. Другой сжигает книги православных богословов с "неправильными", по его мнению, фамилиями. Третий отлучает мирян и священников от Церкви, буквальным образом руководствуясь поговоркой: "Кто не слушает епископа, тот слушает диавола"; при этом вполне серьезным грехом, достойным рассмотрения на епархиальном совете, считает непоздравление его самого с днём рождения. Известнейший всему христианскому миру духовник, благодатный старец, посмел отрицательно отозваться о разгуле "кодомании" в Церкви - тут же объявлен выжившим из ума и утерявшим благодать. Диакон Андрей Кураев обвиняет в предательстве православия игум. Иоанна Экономцева. Архим. Рафаил (Карелин) обвиняет о. Андрея в ереси неомодернизма, а профессора А.И. Осипова - в теософии [9].

Читать далее...

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
(no subject) - christian_needy - Jun. 6th, 2017 06:59 am (UTC) - Expand
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars